Вернуться   Пикап форум: как познакомиться с девушкой и как соблазнить ее. Соблазнение в Украине. > Прочее > Всё обо всём! > Юмор

Юмор То, чот нас смешит и веселит. Теперь можно писать отзывы и комментарии о прочитанном!

Новости и Обьявления
Отзывы участников тренинга соблазнителей (в Киеве): июль/август , май/июнь , март/апрель, 2013 , ноябрь/декабрь , сентябрь/октябрь , июль/август , май/июнь , март/апрель , январь/февраль 2012 , сентябрь/октябрь , июль/август , май/июнь , май/июнь , март/апрель , январь/февраль 2011 , ноябрь-декабрь , сентябрь-октябрь , июль/август , май/июнь , март/апрель , февраль/март , январь/февраль 2010 , ноябрь/декабрь , октябрь/ноябрь , сентябрь/октябрь , 1-30 августа , июль-август , июнь - июль , 16 мая - 14 июня , 14 марта - 12 апреля , 17 января - 15 февраля 2009 , 22 ноября - 21 декабря 2008 , 8 ноября - 7 декабря , 12 сентября/11 октября , 26 сентября/26 октября , 26 июля/24 августа , июль/август , май/июнь , март/апрель , январь/февраль 2008 , ноябрь/декабрь , сентябрь/октябрь , июль/август , Май/июнь , Март-2007 , Декабрь , Октябрь-2006 , Все отзывы
Какие бывают пользователи на этом форуме. . . . . . . Лучшие соблазнители Украины и СНГ отвечают на ваши вопросы,

Ответ
 
LinkBack Опции темы
Старый 30.09.2008, 12:50   #1 (permalink)
Команда СУМО
Очки: 26,167, Уровень: 96 Очки: 26,167, Уровень: 96 Очки: 26,167, Уровень: 96
Деятельность: 0% Деятельность: 0% Деятельность: 0%
 
Аватар для Napalm.
 
Регистрация: 12.07.2008
Адрес: ODIUM HUMANI GENERIS
Сообщений: 2,202
Получено благодарностей :
2 за это сообщение
875 Всего
Репутация: 2744
ПАПА

Видел как-то в автобусе такой случай.
Зашли на остановке девушка молодая, мальчик трех лет и женщина под полтинник: мама, сын и бабушка. Не перепутаешь.
Сели недалеко от меня: девушка с ребенком на коленях ? у окна, бабуля у прохода. Мальчик в окно смотрит, пальцем по стеклу водит. Женщина приняла независимый вид, молодая мама ? отсутствующий и немного уставший.
-- Ма, смотри, как у папы машина!
Пауза и недовольное ерзанье бабушки.
Пацан еще так прикольно говорил, совсем по-детски, шепелявил и трещал. Но я не смогу так передать, тем более написать. Наверное, все и так знают, как говорят дети.
-- Ма, а это папина машина?
-- Нет, это другого дяди машина.
-- А почему в ней тетя?
Бабушка фыркает. Мама просто улыбается.
-- Значит, это тетина машина.
-- А где папина машина?
Бабушка кряхтит что-то вроде ?охо-хо?. Представьте, что завтра у всех выходной, а вам сказали обязательно быть на работе. Представьте и скажите ?охо-хо?. Вот так и она.
-- В гараже.
Это мамочка отвечает. А бабушка усмехается: эх!
Пауза секунд на тридцать ? дети, наверное, на большее не способны.
-- Мама, а когда папа придет?
-- Папа работает. Ему некогда.
-- И ночью тоже работает?
-- И ночью тоже.
-- Так он что ли совсем не спит?
-- Конечно, спит. Все спят.
-- Тогда почему он с тобой не спит?
Короткий торжествующий смешок ставшей уже мне неприятной бабушки и неловкая улыбка? в сторону ? молодой мамы.
-- Папа занят.
-- Мама, давай найдем папу. Я по папе соскучился. Мама, а ты по папе соскучилась?
Бабушка обернулась к малышу и принялась поправлять ему курточку.
-- Женечка, папа уже не придет. Папа нашел другую тетю.
-- Мама!
Это уже гневный и какой-то раненый крик девушки. Бабушка ? вся торжество и независимость.
И тут сидящий впереди парень лет двадцати пяти оборачивается к мальчику, не обращая внимания на тетку.
-- Братишка, так тебя Женей зовут?
Растерянный и собравший личико в гримасу предстоящего рева пацаненок недоверчиво смотрит на парня, прижимается к своей матери и тихо так:
-- Меня Женя зовут.
Парень радостно усмехается и протягивает большую ладонь со сбитыми костяшками пальцев:
-- Тогда привет! Меня Дима зовут.
Маленький Женя прижимает кулачки в груди и испуганно смотрит на руки нового знакомого. Бабушка источает подозрительность и брезгливость, мама ? что-то вроде недоумения и смущения, но не так картинно и книжно, как это получается у меня сказать ? легкий налет, понимаете?
-- А я тебя, братишка, все искал. Мы с твоим папой вместе работаем. Вот, видишь, ? он протягивает мальчишке левую ладонь, где на костяшках совсем свежие рубцы, ? я поранился, и он вместо меня работает. Он по тебе очень соскучился, только у нас тетка-начальница злая, не отпускает его. Он дал мне твой адрес, просил подарок передать, только я адрес потерял. Уж извини, Женёк, так получилось. Ты на меня не сердишься?
Мальчик с интересом смотрит на нового знакомого, пинает ногами спинку переднего сиденья.
-- А где подарок??застенчиво и тихо спрашивает он.
-- Вот, держи, ? парень протягивает глянцевый журнал с автомобилями.
Женя хватает и прижимает к груди журнал, а тетка-бабушка презрительно и гневно открывает рот, явно собираясь что-то сказать.
-- Заткни пасть, сука, пока я тебе башку не оторвал, ? проговаривает парень негромко, но так, что каждая буква впивается в повисшую тишину. Один лишь мальчишка увлечен журналом и ничего не слышит.
Парень встает и, раздвигая помертвевших пассажиров широкими плечами, пробирается к выходу.
-- Пока, Женёк! ? уже от выхода кричит он пацаненку.
Женек, уже увлеченный журналом, рассеянно ищет Диму глазами и машет ему рукой.
На глазах у молодой мамы слезы. Бабушка смущенно кашляет, но под осуждающими взглядами окружающих не решается что-либо сказать.
Троица вышла раньше меня остановки на три. Малыш крепко держал папин подарок и уже болтал с мамой о всяких глупостях. Бабушка, насколько я мог видеть, молчала.
Надеюсь, молчит до сих пор.
__________________
Вечность пахнет нефтью....
Napalm. вне форума  
Ответить с цитированием
Сказали спасибо:
Tamu (05.07.2011), Вик (21.04.2010)
Старый 30.09.2008, 13:03   #2 (permalink)
Команда СУМО
Очки: 26,167, Уровень: 96 Очки: 26,167, Уровень: 96 Очки: 26,167, Уровень: 96
Деятельность: 0% Деятельность: 0% Деятельность: 0%
 
Аватар для Napalm.
 
Регистрация: 12.07.2008
Адрес: ODIUM HUMANI GENERIS
Сообщений: 2,202
Получено благодарностей :
0 за это сообщение
875 Всего
Репутация: 2744
УПС... не там тему завёл, ПЧ перенеси пожалуйста в тему "Всё обо всём".
__________________
Вечность пахнет нефтью....
Napalm. вне форума  
Ответить с цитированием
Старый 01.10.2008, 15:56   #3 (permalink)
Обольститель
Очки: 1,584, Уровень: 22 Очки: 1,584, Уровень: 22 Очки: 1,584, Уровень: 22
Деятельность: 0% Деятельность: 0% Деятельность: 0%
 
Аватар для Гламурный подонок
 
Регистрация: 16.07.2008
Адрес: Киев
Сообщений: 336
Получено благодарностей :
0 за это сообщение
3 Всего
Репутация: 41
napalm7777
РЕСПЕКТ за историю!!!! СИЛЬНО!!!
__________________
Бывают такие секунды, когда все решают минуты. И длится это часами...
Библия учит любить ближнего своего, а Камасутра объясняет, как именно......
icq. 139613050
Гламурный подонок вне форума  
Ответить с цитированием
Старый 01.10.2008, 16:04   #4 (permalink)
Member
Очки: 2,554, Уровень: 30 Очки: 2,554, Уровень: 30 Очки: 2,554, Уровень: 30
Деятельность: 0% Деятельность: 0% Деятельность: 0%
 
Регистрация: 28.05.2008
Адрес: Kiev
Сообщений: 334
Получено благодарностей :
0 за это сообщение
1 Всего
Репутация: 15
Хорошая сказка, жизненная!
__________________
Делай то, что ты можешь, с тем, что у тебя есть, там, где ты находишься.
TerapevT вне форума  
Ответить с цитированием
Старый 01.10.2008, 17:39   #5 (permalink)
Бывалый
Очки: 2,325, Уровень: 29 Очки: 2,325, Уровень: 29 Очки: 2,325, Уровень: 29
Деятельность: 0% Деятельность: 0% Деятельность: 0%
 
Аватар для Dionis
 
Регистрация: 09.04.2007
Сообщений: 66
Получено благодарностей :
0 за это сообщение
0 Всего
Репутация: 12
Жизневая жесть со щастливым концом (пардон окончанием)
__________________
Если хочешь выигрывать навернека,изобрети свою собственную игру,а правил никому не рассказывай
Dionis вне форума  
Ответить с цитированием
Старый 01.10.2008, 19:27   #6 (permalink)
Мемберша
Очки: 23,628, Уровень: 94 Очки: 23,628, Уровень: 94 Очки: 23,628, Уровень: 94
Деятельность: 0% Деятельность: 0% Деятельность: 0%
 
Аватар для 10 балов
 
Регистрация: 09.09.2008
Адрес: по ту сторону экрана
Сообщений: 2,341
Получено благодарностей :
0 за это сообщение
488 Всего
Репутация: 1506
не всегда есть такие "Товарищи папы" но очень часто есть бабушки...обидно..
хорошо написанно)
__________________
Уважаемые мужчины, помните, что от частой смены дырок, любой гвоздь загнется
10 балов вне форума  
Ответить с цитированием
Старый 01.10.2008, 23:52   #7 (permalink)
Адепт СУМО
Очки: 279, Уровень: 5 Очки: 279, Уровень: 5 Очки: 279, Уровень: 5
Деятельность: 0% Деятельность: 0% Деятельность: 0%
 
Регистрация: 28.09.2008
Адрес: Киев
Сообщений: 44
Получено благодарностей :
0 за это сообщение
0 Всего
Репутация: 10
Пробирает до печонок! Клево написано!
Я бы такой рассказ напечатал в одном из глянцевых элитных журналов :))
А то там иногда такую пургу пишут.
Здесь так ярко передаються чувства всех героев, что сам вживаюсь в происходящее.
А это, сцуко, самое ценное!
vik09 вне форума  
Ответить с цитированием
Старый 01.10.2008, 23:59   #8 (permalink)
Адепт СУМО
Очки: 279, Уровень: 5 Очки: 279, Уровень: 5 Очки: 279, Уровень: 5
Деятельность: 0% Деятельность: 0% Деятельность: 0%
 
Регистрация: 28.09.2008
Адрес: Киев
Сообщений: 44
Получено благодарностей :
0 за это сообщение
0 Всего
Репутация: 10
Пробирает до печонок! Клево написано!
Я бы такой разказ напечатал в какото из глянцевых элитных журналов :))
vik09 вне форума  
Ответить с цитированием
Старый 02.10.2008, 11:10   #9 (permalink)
Команда СУМО
Очки: 26,167, Уровень: 96 Очки: 26,167, Уровень: 96 Очки: 26,167, Уровень: 96
Деятельность: 0% Деятельность: 0% Деятельность: 0%
 
Аватар для Napalm.
 
Регистрация: 12.07.2008
Адрес: ODIUM HUMANI GENERIS
Сообщений: 2,202
Получено благодарностей :
0 за это сообщение
875 Всего
Репутация: 2744
Бронзовый солдат
аффтар: НеПендос (udaff.com)




Моему дедушке.

Он стоит на маленькой, стерильно чистой площади в центре столицы независимой страны.

Неторопливые эстонские голуби царапают бронзу коготками и по-европейски солидно, с явным удовольствием, срут ему на голову.

Он старается не обращать внимания.

Память. Он помнит яркие майские дни, детей с цветами и старенького маршала Баграмяна. Маршала вели под руки, и ветеран, тряся бритым черепом в древних пигментных пятнышках, надтреснутым тихим голосом говорил о войне. Той самой, которая в каждом из нас навсегда.

Когда-то у Него было имя. И не одно, а одиннадцать - от подполковника Котельникова до гвардии старшины Борщевского. На рядовых не хватило места. На рядовых всегда не хватает. Места для имени на памятнике, орденов, баранов для папах? Рядовые привыкли.

Потом местные власти решили, что негоже помнить русских оккупантов поименно. Доску с фамилиями вырвали с мясом, а на её месте повесили другую. Объясняющую, что это теперь ? памятник всем, погибшим во Второй мировой войне. То есть вообще всем. Без исключения.

Американскому сержанту, загнувшемуся на Соломоновых островах от кровавого поноса. Бандеровцу, подорвавшемуся на партизанской мине. Латышскому эсэсовцу, выловленному чекистами в лесу в сентябре сорок пятого. Обгоревшей головешке, бывшей когда-то Евой Браун. Японскому камикадзе, разнесшему на молекулы английский крейсер.

Он стоит в плащ-палатке, пыльных кирзачах, с ППШ на плече и думает: блядь, ну при чём тут камикадзе?

А ещё Ему очень холодно.

***

Тагира Шайдуллина забрали в армию в тридцать седьмом. Там кормили, одевали, учили читать по-русски и стрелять. И никто не вспоминал, что он из кулаков. Бравые городские большевики приехали к ним в двадцать восьмом и признали кулаками всех. Всю татарскую деревню Ваныш в полном составе отправили в Забайкалье, искупать воображаемую вину. Потом спохватились, приказали простить и вернуть. Но не сразу. Многие успели помереть непрощёнными.

В Красной Армии Тагиру очень нравилось. И на финскую войну он отправился, полный энтузиазма.

А потом были дикий мороз, неразбериха и бестолковщина, расстрелянные перед строем командир и комиссар полка. Неуязвимые за деревьями финские ополченцы-щюцкоровцы, лыжники-привидения в маскхалатах с роскошными автоматами ?Суоми?. Гранитные надолбы и железобетонные доты ?линии Маннергейма?. Обмороженные руки, окаменевший ледяной хлеб и медаль ?За отвагу?.

Медаль весьма способствовала любовным успехам младшего командира запаса Шайдуллина. Осенью сорокового он женился на самой красивой девушке района. Дочка родилась в августе, когда мобилизованный Тагир уже был старшиной роты в запасном пехотном полку в Казани.

Было голодно. Фронтовой паёк и тыловой ? две большие разницы. Тагир приспособился ловить кур на птицефабрике, закидывая за колючую проволоку леску с рыболовным крючком, на который насаживался кусочек серого, как глина, хлеба. Что ещё больше увеличивало ценность Шайдуллина в глазах отцов-командиров.

И в глазах роскошной белокурой телефонистки тоже. Пускающий на блондинку слюни штабной писарь с соперником разобрался просто. Буксир, расталкивающий железной грудью первые прозрачные ладожские льдинки, притащил в блокадный Ленинград баржу с пополнением. Среди укачавшихся, облёванных, оглушенных визгом немецких ?лаптёжников? солдат был и Тагир.

Промерзшие окопы. Меню из гнилой капусты. Пирамидки мороженого говна в ходах сообщения. Порванный ветром плакат ?Отстоим город Ленина?.

Ротный, отпросившись у командования, поволок на Петроградку вещмешок, набитый сэкономленным офицерским пайком. К жене и дочке. В дороге он потерял сознание от голода и недосыпа, упал и замёрз насмерть. Так и не узнав, что девочки погибли вчера, во время артобстрела.

Никогда не видевший лыж, Тагир добровольцем пошел в лыжный батальон. Их две недели кормили на убой и отправили в рейд по немецким тылам. Из шестисот человек вернулось двадцать. Командование, похоже, удивилось и не знало, куда выживших девать. Выдали ордена и отправили под Синявино.

Что есть счастье на войне? Например, не курить. Тогда можно махорку выменять на хлебную пайку.

Или атака. Что может быть прекраснее возможности выпрямиться, вырвать закоченевшее от трёхчасового лежания в ледяной болотной жиже тело и, замирая от чувства, что все пули из этого сраного пулемета летят лично в тебя, бежать к немецким окопам, в хруст и вой рукопашной схватки. А потом в обставленном с европейским комфортом блиндаже потягивать трофейный коньяк и материть старшину, застрявшего где-то с термосом, в котором ? горячая пшенка.

Перед форсированием Нарвы прислали очередного взводного. Восьмого на памяти помкомвзвода Шайдуллина. Обычно в первом же бою юные младшие лейтенанты, затянутые в рюмочку новенькой портупеей, вскакивали в полный рост на бруствер и, размахивая пистолетиком, подростковым фальцетом призывали за Родину, за Сталина. Пламенная речь заканчивалась одинаково ? немецкой пулей в горячий лоб. А потом всё шло по накатанной ? бойцы, пригибаясь, уходили делать свою тяжкую работу уже под командой Тагира.

Этот лейтенант, вроде, был опытный. Переправились, окопались, зацепились.

Из колеи взводного выбил пулемет, остановивший атаку.

- Сержант, давай кого-нибудь туда. Пусть гранатами забросает.
- Тащленант, так не доползёт же. Всё простреливается. Как вошь на голой жопе, честное слово. Давайте у комбата сорокапятку попросим, пусть артиллеристы поработают.
- Разговорчики. Делай, что сказано.

Тагир матюкнулся, снял вещмешок и шинель, проверил гранаты.

- Ты куда, сержант?
- Я на смерть пацанов не пошлю. Лучше сам.
- Стой!

Тагир уже полз, мечтая стать маленьким и плоским.

Оставалось метров сорок, когда его накрыло.

Он лежал в воронке. Кровь и жизнь медленно вытекали, впитываясь в землю. В эстонскую землю.

***

Дочка уговорила всё-таки приехать Тагира в Таллин. Порадоваться налаженной жизнью в не по-советски благополучной Эстонии.

Внук ? девятиклассник, распираемый гордостью, рассказывал, как зимой был начальником караула на Посту номер один, у Вечного огня.

Не спеша, спустились с Тоомпеа. Красавцы ? каштаны роняли зелёные рогатые шарики, похожие на маленькие морские мины.

- Дедушка, вот этот памятник! У нас форма была, совсем как у военных. И автоматы. Учебные, конечно, с прорезью в стволе. Дедушка! Ты чего, плачешь, что ли?

- Лейтенант? Волков? И инициалы совпадают. Наш взводный. Это он меня под Нарвой вытащил, когда ранили. Сам. Хотя офицеру не положено. Меня в госпиталь, а они дальше пошли. На Таллин. Значит, его здесь. В сентябре сорок четвертого.

Бронзовый солдат стоял молча, задумчиво глядя в голубое пламя Вечного огня.

***

Он стоит на площади в центре столицы маленькой, но гордой, сбросившей тяжкое ярмо советской оккупации страны.

Он даже не пытается понять певучую, но чужую речь.

Ему очень холодно без Вечного огня. Местные власти посчитали, что жечь русский газ перед русским памятником неэкономично.

Недавно Его опять облили краской горячие местные парни. Он не обиделся. Кровавые брызги роднят Его с теми, ради кого Он стоит.

Говорят, русские своих на войне не бросают.

Может, Его как-то можно забрать?
__________________
Вечность пахнет нефтью....
Napalm. вне форума  
Ответить с цитированием
Старый 02.10.2008, 12:03   #10 (permalink)
Member
Очки: 2,554, Уровень: 30 Очки: 2,554, Уровень: 30 Очки: 2,554, Уровень: 30
Деятельность: 0% Деятельность: 0% Деятельность: 0%
 
Регистрация: 28.05.2008
Адрес: Kiev
Сообщений: 334
Получено благодарностей :
0 за это сообщение
1 Всего
Репутация: 15
Асилил, понял, что про войну, задумался - тяжело тогда было, да и цены не те!
__________________
Делай то, что ты можешь, с тем, что у тебя есть, там, где ты находишься.
TerapevT вне форума  
Ответить с цитированием
Старый 03.10.2008, 20:38   #11 (permalink)
Адепт СУМО
Очки: 7,489, Уровень: 57 Очки: 7,489, Уровень: 57 Очки: 7,489, Уровень: 57
Деятельность: 0% Деятельность: 0% Деятельность: 0%
 
Регистрация: 14.07.2007
Сообщений: 765
Получено благодарностей :
0 за это сообщение
34 Всего
Репутация: 111
Классс!)
__________________
Мысли студентки по поводу секса:
- на первом курсе: НИКОМУ! - на 2-м: только ЕМУ одному; - на 3-м: ему и его ДРУЗЬЯМ; - на 4-м: ВСЕМ...; - на 5-м: КОМУ?????
Dopamine вне форума  
Ответить с цитированием
Старый 03.10.2008, 21:46   #12 (permalink)
Прекрасная леди
Очки: 238, Уровень: 4 Очки: 238, Уровень: 4 Очки: 238, Уровень: 4
Деятельность: 0% Деятельность: 0% Деятельность: 0%
 
Регистрация: 28.08.2008
Адрес: Льв?в
Сообщений: 4
Получено благодарностей :
0 за это сообщение
0 Всего
Репутация: 10
Давно я не плакала, але перша ?стор?я мене дуже розчулила. Автор ц?каво переда? почуття. З власного досв?ду знаю, що так? бабки- потвори, яких треба утил?зувати.
Ljalichka вне форума  
Ответить с цитированием
Старый 07.10.2008, 13:37   #13 (permalink)
Команда СУМО
Очки: 26,167, Уровень: 96 Очки: 26,167, Уровень: 96 Очки: 26,167, Уровень: 96
Деятельность: 0% Деятельность: 0% Деятельность: 0%
 
Аватар для Napalm.
 
Регистрация: 12.07.2008
Адрес: ODIUM HUMANI GENERIS
Сообщений: 2,202
Получено благодарностей :
0 за это сообщение
875 Всего
Репутация: 2744
Жена Рогозина
аффтар: Мандала (udaff.com)



Заведующий отделением Александр Голубев идет по больничному подвалу на планерку к главному. Дежурант Дима рядом, докладывает:
- Рогозину ночью лапаротомию делали.
- Нашему, что ли?
- Ну, да, тому самому. Вроде все с почечной колики началось, а потом живот встал. Скорая сразу шишку заподозрила, но сначала свозили в тысячекоечную, к урологам. Урологи руками замахали: везите в 20-ю ? это объемный процесс, в родную клинику везите вашего Рогозина.
- И что?
- Ну, понимаете, Сан Саныч? Картина непроходимости, сильные боли, анамнез отягощен ? папаша у него от рака кишки помер?
- Анализы?
- Кровь терпимая, умеренный лейкоцитоз.
- Значит, до утра нельзя было дождаться? Профессора? Меня? Надо было срочно в живот идти бывшему коллеге?
- Понимаете, Сан Саныч, сомнений у меня не было. И рентгенолог шишку вроде видела. Пять человек сошлись в диагнозе!
Голубев останавливается.
- Что значит, ?вроде видела??
- А то, что нету там шишки, Сан Саныч. Я все кишки перемотал. Нет опухоли. Потом уже анализировал: жена говорила, что не худел он, чувствовал себя отлично.
- Ну, Дима, ты даешь?
- Да он сам виноват, Рогозин. Даже не сомневался ? подписал бумажку. Плечами пожал - надо, так надо. Стойкий мужик. Молчун. Говорят, он всегда таким был, да, Сан Саныч? Вы ж его знали?
- Да, Дима. Рогозин ? мужик стойкий. Можно сказать, каменный?

?Интерн Саша Голубев видит тридцатилетнего Рогозина в кабинете на подоконнике. Это его любимое место. В тонких пальцах сигарета, и смотрит Рогозин в больничный парк. Никто не мешает в это время лучшему сосудистому хирургу. Сегодня - тем более, ведь шил Рогозин бедренную артерию. Саша знает, что это такое.
Рогозин для Голубева ? гора со снежной вершиной. Саша идет к горе, как Магомет. Уже год не сводит глаз с этих тонких пальцев, учится.
Но сегодня другое дело. Саша хочет задать Рогозину вопрос. Не может не задать. Рогозин замечает решительное Сашино лицо:
- Что с тобой, оруженосец?
- Хочу о Маше Ивановой спросить.
Рогозин удивленно поднимает брови.
- У вас с ней серьезно? ? выдыхает Саша.
Рогозин молчит и улыбается.
- У вас с ней что-то было, я знаю. Маша плачет.
Рогозин пожимает плечами:
- Кажется, я ее хотел.
- И что?
- Ничего. Теперь не хочу.
Саша Голубев понимает, что говорить не о чем. Но сил развернуться и уйти, и навсегда забыть о человеке по фамилии Рогозин ? нет. Саша ослабел ? ноги дрожат.
- Но вы же сами говорили, что она чистенькая деревенская девочка, просто хрустит, как накрахмаленная. Я помню. И что на матрешку похожа ? настоящая Маша Иванова?
- Сань, - перебивает Рогозин. ? Прости великодушно. Не знал, что она тебе всерьез нравится. Но ты запомни, что скажу: ТВОЮ женщину никто не отнимет. Это невозможно. Повелась ? значит, чужая. Не жалей.
- И кстати, Саша, - улыбается Рогозин, поднимая кверху гениальный указательный палец. ? Медсестры нужны, чтобы оказывать врачам вспоможение ? во всем! Так что не грузись.
Рогозин не соврал ? медсестер потом было до матери. И санитарок, и студенток. И даже больных, что греха таить. А Маша Иванова почему-то запомнилась. Расслабился тогда Голубев, в кино девчонку водил, дышать на нее боялся. Дурак...

На обходе в палате Рогозина вся верхушка ? профессор, администрация, анестезиологи, старые коллеги набежали. Рогозин Голубева узнал:
- Здравствуй, Саша.
Здорово сдал гуру за двадцать лет ? морда в складках, башка с залысинами.
Живот у Рогозина стоит ? никакой перистальтики. Консилиум спорит, в чем причина и что делать.
Сан Саныч среди этих светил человек маленький и потому отвлекся ? поглядывает на жену Рогозина, неожиданно молодую дамочку. Впрочем, чему удивляться ? это же Рогозин?
Она недвижно стоит в изголовье кровати в белом халате с чужого плеча. Рукава халата свисают и жена Рогозина странно похожа на мраморного кладбищенского ангела ? таких Сан Саныч видел в Варшаве. Ангелы Голубева удивили: само смирение, смотрят в землю, а голова гордая, и спина прямая. Все правильно, так и надо относиться к смерти ? спорить с ней без толку, но и сдаваться нельзя.
?Да уж. Это не Маша Иванова, совсем другой типаж?, - думает Голубев о жене Рогозина. Сан Санычу не нравятся такие женщины, из острых углов состоящие. И грудь острая, как у козы.
- Вы может, домой пойдете? ? обращается к жене Рогозина профессор. ? У вас же ребенок. Самое плохое уже произошло, дальше будет лучше.
- Дождусь, пока станет лучше, - тихо говорит жена Рогозина. Никто с ней почему-то не спорит.

- Жена Рогозина все отделение построила, - через пару дней удивляется Дима в ординаторской. ? Сестры кудахчут, типа, все бы такие бабы были. Светка шампунь ей приперла, косметику, Рогозина же дома не была трое суток. Наташа предлагала ребенка к себе забрать на время, пирожков напекла. Толку ? не ест ничего, и Рогозин не ест.
Сан Саныч слушает Диму, но не комментирует. Встречая Рогозину в коридоре и в палате, он невольно замечает, что у нее, как у кошки, нет ни одного неверного движения. Даже с судном в руках идет по линеечке с гордой своей головой и глазами в пол. Она все делает красиво, и грязную работу - моет Рогозина, ставит ему клизмы, массирует живот, убирает палату. И не плачет. Совсем не плачет.
Живот у Рогозина по-прежнему мертвый. Он не только не ест, даже не пьет. Живет на капельницах.

Жена Рогозина ждет Сан Саныча в коридоре в большом
своем трогательном халате:
- Ночью поднялась температура. Сейчас 37 и кровь в моче.
- Дежурному говорили?
- Говорила. И вам говорю. Ему хуже.
В голосе жены Рогозина металл. Сан Саныч раздражается:
- Вы не врач, чтобы оценивать состояние больного. Сейчас разберемся.
Рогозина разворачивается и идет в палату кошачьей своей походкой.
Через двадцать минут готовы экспресс-анализы.
Рогозин серый, скребет пальцами по простыне и улыбается.
- Не справляюсь я, да, Саша?
?Он же прекрасно понимает, что происходит?, - думает Сан Саныч. Вслух говорит:
- Надо ревизию делать. Взгляните, ? и протягивает Рогозину анализ крови.
Рогозин мельком читает лейкоцитарную формулу и присвистывает сквозь боль. А потом ищет глазами жену. Она здесь, в изголовье кровати, пальцы сжимают стальной поручень.

Сан Саныч сам оперирует Рогозина. В малом тазу гной. Голубев знает, что такое уросепсис.
- Ты же знаешь статистику уросепсиса, - вторит Голубеву реаниматолог, принимая Рогозина после операции. ? Лавина! Посмотри, что в крови делается. Уже к утру может уйти. Тут банальными антибиотиками не обойдешься. Вы что - офигели, Саша, так больного тянуть? Пятница, вечер, в нашем сейфе одно говно, аптеки закрыты. Чего раньше-то не побеспокоились? Давай звонить куда-нибудь по знакомым. Давай жену подключать! Ты можешь с ней связаться?
- Она за дверями, - задумчиво отвечает Голубев, глядя на полутруп Рогозина, закрытый простыней.
Жена Рогозина поднимается навстречу с дивана. Халат обвис на ней до безобразия.
- Состояние крайней тяжести, - говорит реаниматолог. ? Надо купить тирегам, американский антибиотик. В нашей клинике его сейчас нет - точно. Времени очень мало, но мы постараемся, поддержим, чем можем, до утра. Думаю, в областной больнице найдется. Мы будем звонить, но и вам надо все связи поднять. И деньги нужны, много. Займите где-нибудь, если нету.
Сан Саныч молчит. Он смотрит на жену Рогозина. А она - за спину обоим врачам, туда, где муж мучительно отходит от наркоза. На жену Рогозина надвигается горячая темнота. Глаза ее обожженные, сухие. Лицо Рогозиной каменное ? кажется, сейчас пойдет мелкими трещинами, и вся она мраморной пылью осыплется к ногам.
- Володя, - говорит Голубев реаниматологу, - ты работай, мы постараемся, что-нибудь придумаем.

Голубев проводит жену Рогозина мимо ординаторской к своему маленькому кабинету. Она идет как кошка, налакавшаяся валерьянки, пошатывается.
В кабинете полумрак. Сан Саныч раздвигает шторы, да так и остается на подоконнике. Здесь сидел когда-то сам Рогозин и потягивал сигаретку.
Жена Рогозина опускается на диван, складывается, как перочинный нож.
- Не надо отчаиваться, - шепчет Голубев, и сам пугается своего шепота. - Из каждого положения можно найти выход. У меня есть тирегам. На крайний случай.
Она пронзительно смотрит на него. Голубев ерзает по подоконнику, как школьник.
- Деньги я привезу через два часа. Любые, - в голосе жены Рогозина знакомый металл.
Еще никогда Голубев так не верил женщине. Еще ни одна не приводила его в такое бешенство.
- Деньги?.. ? нарочито разочаровано тянет Голубев. ? Не все можно купить за деньги, жизнь, например?
Сан Саныч замолкает. Его слегка потряхивает. Пауза затягивается.
Лицо жены Рогозина течет, как вода: она хмурит брови, потом в глазах ее изумление, потом недоверие, потом прямой вопрос, потом решимость?
Жена Рогозина подходит к Сан Санычу близко-близко. Она ? само нетерпение.
Голубев еще может отшутиться, отступить. Может, но не хочет.
Он запускает руку в ее волосы и тихонько тянет вниз. Она покорно сползает ? не на корточки, на колени. Жена Рогозина медленно работает рукой ? ни одного неверного движения. В нужный момент она осторожно берет в рот член, твердый, как кукурузный початок. Голубев тяжело дышит, прорывается сквозь кулак глубже ? в иссушенную адреналином глотку. Ничего не получается ? жену Рогозина душит рвота. Она виновата, она в ужасе. Унижено суетится и повторяет:
- Сейчас, сейчас?
Жена Рогозина настраивается. Сан Саныч знает: она помнит об умирающем, там, наверху, о той его части, на которой играла, как на дудочке, многие годы.
Жена Рогозина справляется ? сухой рот наполняется вязкой слюной.
Она долго любит Голубева. У нее скомканное лицо, из треснувшей губы сочится сукровица, ходят ходуном худые ключицы. Жена Рогозина запрокидывает голову далеко назад, чтобы вместить в себя весь мучительный кукурузный початок. Еще немного, и кажется, сломаются шейные позвонки?
Потом Сан Саныч открывает сейф и вынимает коробочки с тирегамом. Она сидит на полу спиной к нему и вздрагивает на каждый звук. Голубев понимает, что жена Рогозина не верит ему, и едва подавляет соблазн положить лекарство обратно.
Когда она уходит, распихав коробки по карманам необъятного халата, он бросает вслед:
- Спроси у мужа, помнит ли он Машу Иванову?
Она смотрит на Сан Саныча с любопытством энтомолога. Потом кивает ? гордая голова, глаза в пол.


В понедельник Александр Голубев спешит на общебольничную планерку.
Дежурант на бегу докладывает о парне с ножевым ранением ? три метра кишки выбросили в таз. О Рогозине говорит весело:
- Переводят сегодня из реанимации. Пошел Рогозин на тирегаме. Невропатолога пригласили для консультации, она ему живот запустила двумя таблетками. Говорит - болевой парез на фоне почечной колики. Выходит, Сан Саныч, эти теоретики тоже что-то могут?
- Не комплексуй, практики могут больше. Отрезал ? и нет проблем.
Голубев набирается духу, прежде чем войти в палату к Рогозину. Дожидается профессора, начмеда и проскальзывает третьим.
Рогозин слаб так, что руки поднять не может, но реагирует не на профессора с начмедом:
- Спасибо, Саша.
Голубев знает, что сейчас делает в этом беспомощном организме тирегам: бактерий нет, нет вообще. Рогозин чист, как детская слеза.
На жену Рогозина Голубев долго не решается взглянуть. А когда, наконец, решается ? не узнает. Лица и не видно почти ? сплошное сияние. Обычная бабенка в соплях и слезах ? Голубев таких счастливиц навидался за годы работы в хирургии. Ничего в ней нет от мраморной статуи с пересохшим от горя ртом.
- Спасибо, Сан Саныч, - говорит она ему. С нежностью, благодарностью и прочими благоглупостями.
Голубев что-то бормочет, трогает для порядка рогозинский многострадальный живот и уходит.
Она не спросит мужа о Маше Ивановой. Забыла, наверняка. Она вообще все забыла.
И от этого Голубеву становится легче.
Никто не может забрать у мужчины его женщину.
Никто не может забрать у женщины ее мужчину.
Потому что любовь ? смиренный ангел с гордой головой.
__________________
Вечность пахнет нефтью....
Napalm. вне форума  
Ответить с цитированием
Старый 15.10.2008, 15:43   #14 (permalink)
Команда СУМО
Очки: 26,167, Уровень: 96 Очки: 26,167, Уровень: 96 Очки: 26,167, Уровень: 96
Деятельность: 0% Деятельность: 0% Деятельность: 0%
 
Аватар для Napalm.
 
Регистрация: 12.07.2008
Адрес: ODIUM HUMANI GENERIS
Сообщений: 2,202
Получено благодарностей :
0 за это сообщение
875 Всего
Репутация: 2744
Тщательнее надо
аффтар: Шесть Грустных Букв



Маленький, круглый столик, с тяжёлой мраморной столешницей, доставшийся в наследство владельцу кафе от советских времён. Как его не ставь, не подкладывай салфетки под ножки, а он, всё равно будет качаться. Блядь, а не столик. Я боролся с ним больше часа, пил третий двойной экспрессо, курил, смотрел в окно и никуда не хотел идти. Дома никого не было, жена уехала к родителям, кобелировать в такую мерзкую погоду не хотелось. На улице шёл тёплый летний ливень. Ровно напротив кафе была широкая, в пол улицы, не объезжаемая лужа. При "удачном" попадании машины в лужу, волна полностью накрывала тротуар, и брызги били в большое, до пола, стекло витрины кафе. Если в этот момент пробегал прохожий, получалось забавно. Особенно развлекала следующая за этим реакция. Вжик. Хлюп. По мимике на лице прохожего легко читалось- Бляяаадь!!! Сволочи!!! А кто спрашивается сволочи??? Сам виноват, внимательнее надо, тщательнее. Потенциальные жертвы, перебежками, спешили по своим делам, не подозревая о проводимом мною исследовании. Результативность "удачного" попадания составляла, примерно, десять процентов. Неплохой показатель для уикенда. В наблюдении за несчастьем другого всегда есть что-то веселящее, когда тебе ничто не угрожает.

Я продолжал созерцать, прибывая в умиротворенном состоянии защищенности. Настроение, вполне подходящее для рождения эпохальной шедевралки на вселенскую тематику.

"Человек рождён для радости,
но если счастья в жизни нет.
Он другому строит гадости.
Чувством радости согрет".

Жаль, не моё. Кто сказал первым, не знаю, да и какая разница, главное красиво. Я услышал эту сентенцию от одной из своих подруг. Такой у неё был жизненный девиз. Сволочь она редкая, но секс запомнился. Считается, что здоровый мужской организм думает о сексе каждые семнадцать минут. Враньё. Чаще, пока не успокоится и не найдёт свою половину, а вот с этого момента каждые семнадцать минут. Но о сексе не с ней.

Секс-Половина. Я свою искал пятнадцать лет, выбирая методом проб и ошибок. Сколько проб было?? Достаточно много для того, что бы забыть их точное количество. Странно, но вопреки законам диалектики, количество ни как не хотело переходить в качество. Наоборот. Чем больше было проб, тем больше ошибок. С опытом, первоначальное деление на "красивых" и "некрасивых" стало приобретать более детальную классификацию. Сходные виды объединялись в роды, роды в семейства, семейства в отряды, отряды в классы, классы в подтипы, и т.д. Всё по науке. Вот только объединяло и отличало их друг от друга не сходство строения, а недостатки. Но я, с упорством неудачника, продолжал искать единственную. Ту, с которой будет о чём поговорить и приятно проснуться утром. Заканчивалось всё одинаково. На пятый-седьмой раз совместного просыпания, очередная Василиса-прекрасная, возвращалась в исходное состояние. То ли не везло, толи жаб слишком много, не знаю.

Опаньки! Харашо! Ещё одного замочили. За окном, как в немом кино, мужчина "весь-в-белом", лихач на Жигулях, немая сцена. Чаплин, бля? Ну, просто именины сердца, а не вечер. Ну так, вот? О блядях? Пардон, о женщинах. Бляди мелкий подвид, о нём позже.

Начальный период крупной классификации на "красивых" и " некрасивых" и накопления сексуального опыта, сильно смахивал на домашнюю порнуху. Меня можно было легко поймать на мини юбку со стройными ножками, чистое личико и умение правильно ставить ударение в слове "позвонишь". Если дама предпочитала носить чулки, а не штопанные колготки, такая особь получала преимущество, и похую было правильное ударение. Конечно, чулки, это своего рода фетишизм, но кто не любит женщин в чулках, "пусть первым бросит в меня камень". Первая же, сообразительная, порно-звезда попыталась заставить меня на себе жениться, иначе доступ к телу прекращался. Так пришло понимание, что за "любовь" приходиться платить всегда. " А если всегда, то зачем переплачивать?" И я пошёл по проституткам. ПО ПРОСТИТУТКАМ заметьте, а не по блядям. В чём разница? Разница между проститутками и блядями, как между Большим театром и художественной самодеятельностью в колхозе. Проститутка - это профессия, а блядь - это хобби или призвание. Блядями рождаются, проститутками становятся. И ещё,- проститутки дешевле. Кто сказал замечательную фразу: "Я готов быть терпимым к разврату и к расчету в отдельности, но их сочетание непереносимо"? Я с ним согласен.
В итоге моих изысканий, к классификации по внешнему виду добавилось разделение на блядей, проституток и прочих,- порядочных. Порядочные были таковыми по разным причинам. Кто из-за профнепригодности, кто по идеологическим причинам, но большинство и по тому, и по другому. Профнепригодность рождала идеологию.

Ливень не прекращался. Мимо кафе попыталась проскочить парочка влюблённых. Он нежно прятал девушку под полой своего плаща. Плащ был длинным и закрывал её, почти всю, оставляя незащищенными лишь щиколотки стройных ног, обутых в ярко-красные туфли. Они бежали, наклонившись вперёд, и не видели засады. Волна накрыла с головой. Они не прореагировали и поспешили дальше, занятые какой-то своей проблемой. Ебаться наверное. Может и мне метнуть куда-нибудь своё натренированное тело? Нее. Была охота жопу мочить?!
Сюжет за окном, принял новый оборот. В соседнем, с кафе, кинотеатре закончился сеанс, и актёров стало больше. Вид попавших в эксперимент влюблённых, заставил остальных подопытных поменять стратегию. Теперь они соизмеряли скорость своего перемещения с движением транспорта, ускоряясь и подпрыгивая. То же комично, но не так как раньше. Результативность стала падать. Непорядок блядь. Эксперимент спас водитель маршрутки. Выехав на встречную полосу, он, со спины, окатил подопытных. Ну, молодца!!! Так держать! " На каждую хитрую жопу найдётся хуй с винтом, а на хуй с винтом, пизда с закоулком". Вот только, зря ты остановился. Теперь, получая пиздюлей от обрызганных, стал наглядным подтверждением второй части поговорки. Ошибочка вышла, но кто не ошибался?

Был в моей пиздецово - изыскательной экспедиции и ложный путь классификации на "умных" и "глупых". ОШИБАЛСЯ. КАЮСЬ. Теперь я твердо убежден, - "Все бабы дуры, и не, потому что дуры, а по тому, что бабы"- это их обобщающий признак. Для всех мужчин бабы-дуры. Для всех женщин, мужики-козлы. Это субъективно-женское мнение, только подтверждает правильность вывода о дурах. Правда, иногда мне попадались умные дуры, но это извращение, наподобие ахтунга и о нём не будем.

Отрицательный результат, то же результат. Я снизил требования к умственным способностям кандидатки. Стало проще. В итоге я нашел то, что хотел. Симпатичную, стройную, спокойную, понимающую, любящую детей и дом, редкую женщину. Которую, с удовольствием, отнёс к новому неисследованному виду - "ЖЕНА" И успокоился. Ну не совсем успокоился, но к экспериментам на стороне, стал относиться как к развлечению, а не как к делу всей жизни. Естественно соблюдая правила конспирации.

Дождь перестал. Лужа постепенно исчезала в ливневом колодце. Тринадцать замоченных, наверное, хороший результат, не знаю. Не с чем сравнивать. Расплатившись за кофе вышел на улицу. Приятный свежий воздух. Умытые дома. Луч вечернего солнца, нежно коснулся моего лица, разглаживая морщинки в уголках глаз. Полная расслабуха. "Ха-ра-шо-о-оо?то как? А не пошалить ли мне???"

Вжик. Ххх?люп.

"Бляааадь!!! Сволочь!!!",- орал уже я, четырнадцатый-нах, в след удаляющейся девятке.- "Кто тебе пиздёнышу права продал?! Тебе что? В глаза пёрднули? Не видишь куда едешь? Урод, Бля!!!" От былого умиротворения не осталось и следа, оставалось идти домой.

Отворив дверь, бросил мокрую куртку на тумбочку. На вешалке весел плащ жены. Странно, но мокрым он был только снизу.
-"Счастье моё, ты дома?"
-"Я в ванной, любимый",- от звука, её мелодичного, с переливами, голоса я стал успокаиваться.
-"Как родители?"
-"Извини, любимый, не слышу. Сейчас выйду".

Раздеваясь на ходу, я бросился в спальню. Свежевымытая любящая женщина, спокойный, ласковый секс. Вот что мне было нужно.

На застеленной кровати были разбросаны только что снятые её вещи, сверху лежали черные в сеточку чулки. На полу стояли ярко-красные туфли? Вжик. Ххх?люп.
Мой маленький, с таким трудом выпестованный мирок летел к чертям.
__________________
Вечность пахнет нефтью....
Napalm. вне форума  
Ответить с цитированием
Старый 15.10.2008, 23:50   #15 (permalink)
Адепт СУМО
Очки: 7,489, Уровень: 57 Очки: 7,489, Уровень: 57 Очки: 7,489, Уровень: 57
Деятельность: 0% Деятельность: 0% Деятельность: 0%
 
Регистрация: 14.07.2007
Сообщений: 765
Получено благодарностей :
0 за это сообщение
34 Всего
Репутация: 111
Цитата:
Сообщение от napalm7777
Это субъективно-женское мнение, только подтверждает правильность вывода о дурах.
красиво сказано :)
аффтару плюс адназначно!
__________________
Мысли студентки по поводу секса:
- на первом курсе: НИКОМУ! - на 2-м: только ЕМУ одному; - на 3-м: ему и его ДРУЗЬЯМ; - на 4-м: ВСЕМ...; - на 5-м: КОМУ?????
Dopamine вне форума  
Ответить с цитированием
Старый 16.10.2008, 12:02   #16 (permalink)
Member
Очки: 2,554, Уровень: 30 Очки: 2,554, Уровень: 30 Очки: 2,554, Уровень: 30
Деятельность: 0% Деятельность: 0% Деятельность: 0%
 
Регистрация: 28.05.2008
Адрес: Kiev
Сообщений: 334
Получено благодарностей :
0 за это сообщение
1 Всего
Репутация: 15
Еще адну асилил! Развязка повеселила!
__________________
Делай то, что ты можешь, с тем, что у тебя есть, там, где ты находишься.
TerapevT вне форума  
Ответить с цитированием
Старый 17.10.2008, 15:05   #17 (permalink)
Команда СУМО
Очки: 26,167, Уровень: 96 Очки: 26,167, Уровень: 96 Очки: 26,167, Уровень: 96
Деятельность: 0% Деятельность: 0% Деятельность: 0%
 
Аватар для Napalm.
 
Регистрация: 12.07.2008
Адрес: ODIUM HUMANI GENERIS
Сообщений: 2,202
Получено благодарностей :
0 за это сообщение
875 Всего
Репутация: 2744
Я люблю тебя, жизнь
аффтар: Артем Явас


Пролог

По вечерам Василий Матвеевич всегда гулял с Жаком на набережной. Боксер был молодой, неугомонный, шумливый, ? ему требовалось куда больше открытого пространства, чем мог предложить глухой двор-колодец, а здесь было и малолюдно, и дышалось лучше, и от дома всего пять минут ходьбы. Пока еще погода была теплой, Василий Матвеевич иногда позволял псу искупаться в реке. Но бабье лето в этом году закончилось раньше обычного, так что о купании уже можно было забыть.
Немолодой мужчина с двухлетним тигровым боксером на поводке неспешно шагал по серым плитам набережной. Пес уже сходил по всем своим надобностям, и Василий Матвеевич подумывал о возвращении домой, где его ждал футбольный матч по первому каналу. Кроме того, вернувшийся на днях из Польши сосед Гриша обещал к началу игры подрулить в гости, и не с пустыми руками, так что надо было хотя бы успеть сварить пельмени.
Позади остались речпорт и разбитая автобусная остановка. Слева потянулись кусты, пустил густую тень железнодорожный мост. Гулять сегодня было неинтересно: с утра накрапывал мелкий, но противный дождь, все собачники попрятались. Только Жаку всё было нипочем ? он крутился как заводной, облаивал редкие автомобили, запутывал поводок. Чтобы как-то развлечь собаку, Василий Матвеевич отцепил поводок от ошейника, подобрал с земли обломок палки и забросил его в кусты, как делал сегодня уже раз пять или шесть.
? Ищи, Жак!
Жак побежал искать. Василий Матвеевич поправил очки, достал из кармана часы и поглядел на циферблат. Пожалуй, можно еще побродить минут десять, всё равно перед матчем наверняка будут долго крутить рекламу.
Пока он решал, сварить ли пельмени, или под водку всё же лучше пойдут маринованные грибы, пес неторопливо выкатился из кустов и, помахивая обрубком хвоста, положил перед хозяином что-то черное. Василий Матвеевич нагнулся и поднял с асфальта перепачканный собачьими слюнями мобильный телефон ?Моторола?. Хмыкнул, торопливо запихнул в карман плаща скомканный поводок. Повертел телефон, осмотрел пустой экран, потыкал пальцем в кнопки, но ничего не произошло, ? то ли мобильник был поломан, то ли села батарея.
Не найдя в находке каких-либо иных видимых изъянов и спрятав её в карман серых брюк, Василий Матвеевич потрепал собаку по холке:
? Молодец, телефон нашел! Хорошая собака!
Жак повизгивал от удовольствия, виляя задом. Потом хрипло залаял и стал плясать вокруг хозяина.
? Ну-ну, не задавайся! Палочку ведь ты потерял, а? ? Василий Матвеевич зевнул. Играть ему уже не хотелось. ? Ну ладно, пошли теперь домой. Домой, Жак, домой!
Поднявшись в подъезде к себе на пятый этаж, он запустил боксера в квартиру, а сам спустился на четвертый и постучал в облупленную дверь Гриши. Звонок еще год назад сожгли какие-то подонки.
? Не закрыто, ? послышался Гришин голос.
Он вошел. На кухне Гриша сыпал в кастрюлю пельмени.
? А, это ты, Матвеич! ? Он взмахнул пустым пакетом. ? Бутылка в холодильнике, всё как обещал. Я тут решил заодно и закусь сообразить, чтоб всё до кучи. Скоро к тебе двину. А ты чего, напомнить мне решил, чтоб я не забыл? ? Гриша засмеялся, сверкая тремя золотыми зубами. ? Так я и сам не забуду. Чтоб я ?Барсу? пропустил, такого еще не было.
? Да не, я тут это, по поводу мобилки хотел узнать. Вот, нашел на улице, а она не работает. Мож, села? ? Василий Матвеевич показал Грише телефон. ? А то я ту, что Андрей на Новый год подарил, на даче разбил летом. И тут вдруг вот это нахожу.
? Покежь. ? Сосед повертел мобилу в руках, подергал себя за ус. ? Х-хе, прямо на улице валялась?
? Не, Жак в кустах нашел.
? Умная собака, ? Гриша покачал головой, возвращая старику ?Моторолу?. ? В общем, не знаю? Явно пользованная, таких уже и не выпускают, но вроде не битая. У меня, в принципе, к ?Моторолкам? где-то зарядка есть, как раз под такой разъем, я ими торговал когда-то. А еще ?Нокиями?.
Вынеся из комнаты испачканное пылью зарядное устройство, он вручил его Василию Матвеевичу и заговорщицки подмигнул:
? Вот, пробуй. А я через десять минут приду с пельменями и водярой, так что прогревай пока ящик.
Пенсионер согласно покивал, вышел за дверь и потопал к себе на этаж.


За два дня до этого

Красный шар утоп щеками в переплетении заводских труб на горизонте. Лучи быстро теряли свою слепящую пронзительность, они уже не жгли сетчатку, и на солнце можно было смотреть без опаски.
Чем в данный момент и занимался молодой человек, прилипший грудью к облупленным перильцам боковой лестницы, ведущий на Амурский мост. Красно-розовое марево умирающего дня волной разлилось по горизонту, осветив пугающую пустоту за дымчатыми стеклами его очков.
Молодой человек мигнул, потер переносицу и достал из-под куртки мобильный телефон. Знак батареи мигал, значит, труба скоро разрядится. Но на один-то звонок хватит. Пип-пип-пииип? Знакомые звуки походили на удары сердца ? такие же быстрые и короткие. Снова занято. Жаль. SMS он отсылал уже трижды и больше этого делать не собирался. Всему есть предел. Пальцы равнодушно разжались, и телефон улетел вниз, в пустоту. Перегнувшись через перила, молодой человек некоторое время смотрел ему вслед, потом из нагрудного кармана выпрыгнула сигаретная пачка. Он не успел подхватить ее, и синий параллелепипед, перевернувшись несколько раз в воздухе, скрылся в кустах, заполонивших набережную сорока метрами ниже его подошв.
? Блин.
Сигарет было жалко. К тому же, в пачке осталась безотказная зажигалка ?Ронсон?, а запасную он сунул неизвестно куда. Придется перерывать все карманы. Ладно.
Сергей снял руки с перил и, посмотрев на побелевшие ладони, зябко утопил их в боковых карманах тертой кожаной куртки. Холодало. От нечего делать он пару раз стукнул носком ботинка об балясину перил. Посыпалась старая отшелушившаяся краска. Расстегнув молнию на груди, Сергей неохотно ступил на лестницу. До верха оставалось пройти еще три пролета.

* * *

Случившееся с ним не отличалось особой оригинальностью. Говоря откровенно, из всех возможных лаж, которые могут подстерегать людей студенческого возраста, Сергея постигла самая тривиальная ? он ?попал?. То есть влюбился. Хотя, как это бывает, совершенно не собирался этого делать.
Он так и не сумел впоследствии понять, зачем дал ход проявившимся чувствам. Все те полтора года, что они пробыли с Мариной вместе, у Сергея не возникало никаких мыслей по этому поводу. Просто было хорошо ? и всё. Но то ли он слишком долго ни о чем не думал, то ли, как это временами бывает, вмешался какой-то зловредный ангел-губитель из числа спившихся херувимов, а только со временем в их отношениях появились какие-то зазоры, невидимые пустоты, в которых росли и множились умолчания, секреты, необязательность и ложь. У Сергея стали возникать вопросы, требующие разъяснения и вносящие тревожную смуту в зреющие планы: он только-только собирался впервые поговорить с Мариной ?по-взрослому? и намекнуть о свадьбе...
Серьезный разговор в итоге все же состоялся, но отношений он не поправил, а наоборот, окончательно разбил всё вдребезги. Не дав Сергею возможности высказать наболевшее, Марина скороговоркой сообщила ему, что в её жизни произошел неожиданный поворот, и, в общем, она любит другого; что он, Сергей, очень хороший, но все-таки не тот человек; что всё познается в сравнении; что ей самой тяжело и она искренне желает ему удачи; и что им лучше больше не встречаться, потому что в дружбу она не верит, а хорошую память дальнейшими разговорами можно только испортить.
Разговаривали они в парке на скамейке. Пока Сергей тужился прожевать свалившуюся на него новость, Марина быстро чмокнула его в щеку и зацокала каблучками к выходу на проспект, где ее, как оказалось, дожидался серый ?Опель?. Номеров Сергей не рассмотрел, но все же решил, что это та самая тачка, которую он дважды замечал возле ее дома. Выждав, пока Марина уедет, он встал со скамьи, забрался в самую гущу парка, где никто не гулял, и там немного поплакал, перемежая всхлипы быстрыми сигаретными затяжками.
Его, конечно, бросали и раньше. Изменяли. Случалось, и унижали. В этом плане Сергея удивить чем-то было трудно. Загвоздка оказалась в ином: в этот день он впервые осознал, что по-настоящему кого-то любит сильнее, чем себя. Что он не знает, как дальше жить. Что если доверять оказалось невозможно даже Марине, ? первой девушке, перед которой он по-настоящему раскрыл душу, ? то доверять теперь, видимо, нельзя вообще никому.
?И зачем тогда жить?? ? думал он вечером, открывая ключами четвертую по счету бутылку ?Балтики-9?. От выпитого его уже тошнило, но ничего другого как будто не оставалось. ? ?Зачем? Если всё так паскудно устроено, что контролировать свою жизнь невозможно! Любовь, она ведь ослепляет, а у слепого легко всё отнять. Значит, слепым быть нельзя. Нельзя быть уязвимым. Нельзя расслабляться. Ничего нельзя. В чем же тогда заключается счастье???
Забив на учебу, Сергей несколько суток шатался бледной тенью по улицам, не замечая ничего и никого вокруг. Домой не звонил: всё равно родители в загранке, беспокоиться о нем некому. Друзей тоже не осталось ? за двадцать совместных месяцев Марина как-то незаметно выдавила их всех куда-то прочь, за границу видимости и слышимости. А он, в общем-то, даже не протестовал?
Ночевал Сергей в эти дни где придется, вел с собирателями бутылок пространные разговоры о подлостях современного мира, угрюмо наблюдал краски уходящего бабьего лета, жевал безвкусную шаурму и сыпал мелочь в футляры уличных музыкантов. Иногда звонил Марине и сбрасывал звонки, потому что не знал, что сказать. Несколько раз приходил к ее дому, смотрел на светящиеся окна и убирался прочь, как побитая собака. Потом вся эта лажовая романтика поднадоела. От спиртного началась постоянная тошнота. Из-за отросшей щетины воспалилось лицо. Похолодало. Захотелось чего-то другого ? широкого и мощного, в чем можно было бы утопить свою обострившуюся как язва печаль раз и навсегда.
Наконец, после четырех дней бесплодных скитаний Сергей понял, чего именно ему хочется. Зашел домой, перекусил, забрал кое-какие вещи. Запихнул их в пакет. Взял из серванта флягу, привезенную отцом из Швейцарии. Оставил на столе записку: ?Уехал в Москву искать работу, скоро не ждите?. Выйдя на улицу, бросил пакет со шмотками в мусорный бак. Заглянул в гараж, отлил из канистры бензина во флягу. Побродил туда-сюда с опущенной головой, переступая через разбросанные по полу детали и инструменты. Пнул ногой мотоцикл. Погладил его. Подавил всхлип. Вытер глаза, закрыл гараж, обошел вокруг него и спрятал ключ в щель между кирпичами. Поехал в зал игровых автоматов, где спустил остаток денег. Ни разу не выиграл.
Вечером купил бутылку пива, выдул ее в одиночку на пустынной набережной и побрел в направлении серой стальной громады, повисшей над водой.

* * *

На последней ступеньке каблук соскользнул, и Сергей едва не ссыпался вниз, туда, где раскрошившаяся лестница обнажила темный зев разваленного непогодой балкончика с торчащими по периметру арматуринами. Внизу, на набережной светились огоньками жуковидные автомобили, маслянисто поблескивала серая речная вода. Ушибленное колено рассылало по всему телу волны боли; сердце стучало, заглушая звук падающих камешков.
На мгновение захотелось разжать руку, инстинктивно вцепившуюся в перила ? а и правда, зачем идти дальше? Покатился кубарем ? и дело сделано. Потом он вспомнил об оставленной записке, перевел дух, заставил себя подтянуться и встать на ноги. Рано, пока еще рано?
Сидя пятью ступеньками ниже дорожного полотна и катящегося по нему автомобильного рева, метущего мусор по недавно перекатанному асфальтовому покрытию моста, Сергей быстро разделся и снял пропотевшие ботинки. Куртку и рубашку сложил аккуратно, как всегда делал, ложась спать. Дойдя до мятых брюк, опомнился и небрежно уронил их поверх образовавшейся стопки: он все равно не собирался надевать всё это снова. В надвигающейся темноте смутно белела вывернутая наизнанку брючина, высыпавшиеся из карманов деньги тусклыми серебристыми пятнышками отражали луну, бегущими бликами перекликались с отсветами бортовых огней прогулочных катеров, пристающих на ночь к берегу где-то далеко внизу. Сняв носки и майку, Сергей разворошил тряпичную кучу, вытащил из кармана куртки флягу с бензином. Отвинтил крышку, поболтал, понюхал. Удовлетворенно качнул головой.
Сняв очки, он протер их краем майки, надел обратно. Брошенную майку аккуратно полил бензином. Отдельно плеснул в каждый из ботинков, аккуратно придавил ими кучу. Немного посидел на корточках, жадно вдыхая яркий, знакомый с детства запах бензиновых паров. Накопленное под одеждой тепло постепенно улетучивалось с обнаженного тела.
Не то, чтобы он не мог найти себе новую девушку, но предательство Марины отбило у Сергея всякую охоту к новым приключениям. Снова и снова строить дома из теплых взглядов, застенчивых улыбок и поцелуев, укрывать перламутровой черепицей ногтей, скреплять хрупкие стропила волокнами собственного сердца, ? нет, он не был готов к этому. Днем и ночью его грудь сжимал кольцами невидимый удав, тело разболталось, словно неисправный механизм ? ему казалось, что при ходьбе он оставляет за собой болты и гайки. Спазмы душевной усталости доставали хуже икоты, а ощущение загнанности сводило с ума, от него хотелось выть и скрежетать зубами.
Где-то там, в закоулках его мозга, еще существовал здравый смысл. Последние дни Сергей старательно давил его алкоголем, поскольку тот сообщал своему хозяину в основном неприятные вещи. Но, видно, не додавил, поскольку в этот момент Старина Здравый Смысл снова попытался донести до него свой слабый шепчущий голос:
?Надо же, каков страдалец! И что, ты всерьез думаешь, тебе хуже всех? Да таких как ты ? миллионы! Такое впечатление, что с той поры, как закон разрешил тебе покупать спиртное и сигареты, ты совсем перестал трезво смотреть на жизнь. Давно пора было уяснить, что хорошие девушки незанятыми не бывают! Поэтому ? или ты отбиваешь, или отбивают у тебя. Но ты ведь эгоист, да? О, конечно, тебе не до философии, ведь твою девушку сейчас кто-то трахает! А ты бухаешь, как свинья! Самому-то не противно??
? Заткнись, ? пробормотал Сергей синеющими губами, продолжая рыться в одежде. Но голос не заткнулся:
?Только есть одна загвоздка: она уже не твоя девушка! Всё в прошлом, понимаешь? Тебе не должно быть до нее дела, как нет дела до миллиона других баб, которых тоже сейчас трахает кто-то другой! Елки-палки, да посмотри ты на себя: ты ведь лучше! Зачем она тебе!?
? Заткнись! ? щеки Сергея вспыхнули. ? Я не лучше! Я... я никто!! Пустышка!
На этот раз он не разжимал губ, задержав мысленный крик внутри своей головы. До боли прикусил губу и одновременно почувствовал, что если эта безумная перепалка сейчас не прекратится, он просто расплачется. Но голос разума исчез так же внезапно, как и появился. Сергею показалось, что где-то глубоко внутри него захлопнулась тяжелая дверь. В голове сразу стало пусто, он ощутил, как от макушки к животу и ниже волной прокатилось облегчение.
Вторая зажигалка нашлась в заднем кармане брюк. Пламя с тихим шорохом облизало одежду, и Сергей отступил в сторону, чтобы не обжечься. Оглядел свое зыбкое, мелькающее в сумерках тело и, чуть поколебавшись, стянул трусы. Это примета, которую могут узнать. Ведь он уехал в Москву, а не отправился купаться, правильно? Огонь с негромким хлопком проглотил трусы и выбросил в воздух протуберанец зеленого пламени.
Ботинки долго отказывались терять форму, пришлось плеснуть еще бензина. Дождавшись, пока от одежды не останется ничего кроме обугленных лоскутов, Сергей спихнул воняющий синтетикой ворох вниз, в темноту, туда же отправил флягу, и преодолел последние пять ступеней, ведущих на верхнюю площадку моста.
Ветер немедля стегнул его по обнаженной спине. Сергею показалось, что за одну секунду кожу ободрали наждачной бумагой. Плечи дернулись, гениталии сжались, ноги оторопело заплелись, и он чуть не упал.
Так и должно быть, подумал Сергей, переступая с ноги на ногу. Конец сентября ? не время для нудистов.
Прикрывшись рукой, он пошел к середине моста. Следовало соблюдать осторожность ? в такое время здесь еще могут ошиваться припозднившиеся пенсионеры-рыбаки или граждане, имеющие дурацкую привычку выгуливать на мосту своих чертовых собак.
Впрочем, опасения оказались напрасными: людей на мосту он не встретил. Автомобили ездили на удивление вяло. Лишь один раз за спиной скрипнули тормоза, и пьяный голос с радостным удивлением поинтересовался из глубины мятой ?Вольво?:
? Слышь, корень!? Ты чего голый, а?..
Сергей не оборачиваясь махнул ему рукой ? проезжай?
В салоне поперхнулись.
? Ну и хрен с тобой, морж долбаный?
?Вольво? оскорблено взвизгнула покрышками и, потыкавшись крылом в бордюр, унеслась своей дорогой. Дойдя примерно до середины моста, Сергей остановился и ненадолго прислонился животом к холодным перилам. Его знобило. Глаза беспокойно метались в поисках новых свидетелей. Однако больше на человека, стоящего в одних очках у ограждения моста, никто не обращал внимания. Солнце уже зашло, но ни луны, ни звезд не было видно. Остаток вечерней зари поглотили плотные облака. Не сегодня-завтра пойдет дождь?
?Меня уже не видно со стороны. Я теперь просто вечерняя тень, ? тоскливо подумал Сергей, обхватывая себя за локти. ? Хотя? разве в освещении дело? Наверняка я и в жизни такой же незаметный? Такой же серый и плоский, как тень на стене?.
Телу уже не было холодно: адреналин разогнал кровь по всем закоулкам организма, сердце колотилось громко и беспокойно. В голове, напротив, было пусто и темно, как в сейфе. Мыслилось как-то тупо. Мелькали обрывки фраз, всплывали и снова опускались на дно сознания. Лишь одна мысль еще кое-как барахталась на поверхности. Шевелила лапками, словно водомерка, заставляя Сергея вновь и вновь задаваться вопросом:
?Черт, ну почему она поступила так? Почему? Разве у нас был плохой секс? Или его было мало? Или я сам стал вдруг плохим? Или я ей сделал что-то плохое??
Он знал, что не сделал. Но легче от этого не было ? если обычно Сергей во всех неудачах винил только себя, то теперь не мог сделать даже этого. Боль было выпустить некуда. Её оставалось? да, только утопить.
?Эх, Марина, Марина? Когда-то тебе все же придется держать ответ за тех, кого ты приручила. И ты вспомнишь меня?.
Запертый за невидимой дверью внутренний голос и здесь попытался что-то вставить, но в итоге угрюмо промолчал, как будто махнул на всё рукой.
Сергей закрыл глаза, и события последних недель завертелись под веками хороводом причудливых картинок. Вот мама, сидящая на краю постели и успокаивающе говорящая ему, что всё проходит, всё перемелется, и вот тогда ? когда-нибудь ? мука будет. Вот случайно встреченный приятель, шепчущий сквозь наркотический дым: ?Не гони, жить клево, чувак?? Вот пустая неприбранная постель, рюкзак с разбросанным по полу содержимым и выпавшая на ковер прошлогодняя фотокарточка, где молодая пара горячо целуется в центре фонтана, и играющие на солнце струи уже забрызгали обоих по грудь, но они и не думают останавливаться? Сергей очень любил этот снимок, так же как и тот, что сгорел вместе с бумажником. Глянцевое фото размером с карманный календарик: Марина стоит на набережной, каштановые волосы причудливо переплелись с потоками ветра, а глаза, мерцающие какой-то затаенной мыслью, обращены к небу с размазанными по нему белыми лужами облаков. Еще одна фотография, где они сидят вдвоем на его мотоцикле, стояла у Сергея дома в рамке на столе. Сейчас эти врезавшиеся до мелочей в память кадры не вызывали ничего кроме сосущей боли где-то под горлом. Лица родственников, приятелей и знакомых выцвели и посерели, превратились в череду образов из затасканного, покрытого пылью фотоальбома. Сергей воспринял это без удивления, лишь на секунду пожалел о том, что выбросил мобилку ? в нем еще жила слабая надежда услышать Маринин голос. Не открывая глаз, он представил, будто отсылает ей SMS. Иллюзия была такой притягательной, что его большие пальцы тут же зажили своей жизнью, забарабанили по пыльным перилам.
?Марина, ты разрушила мою веру во всё хорошее после того, как сама же её в меня и вселила? заставила меня ненавидеть всех вокруг, и в первую очередь самого себя? так почему же, черт возьми, мне тебя так не хватает?..?
Всё без толку. Ладно. Не важно.
Глубоко вздохнув, Сергей поглядел вниз и в последний раз спросил себя, точно ли хотел всего этого, сжигая свою одежду. Ответное молчание принял за знак согласия. И потому решил больше не тянуть.
Держась рукой за чугунную шишечку, венчующую столбик ограды, он перекинул ногу через перила. Потом вторую. Осторожно оперся задом о холодный металл, ощутил, как от резкого холода съежилась мошонка. Почему-то ощутил при этом секундное злорадство, будто был только рад дополнительным мучениям. Так, в сущности, и было ? дискомфорт укреплял его мысли о правильности сделанного выбора. Сидеть на узком насесте было неудобно ? ветер ежесекундно колыхал тело вперед-назад, грозя сбросить вниз.
Сергею было знакомо это ощущение: год назад они с приятелями ездили в Запорожье на казачий остров Хортица, который тамошние скалолазы облюбовали для прыжков на резинке. Называлась забава ?банджи-джампинг?. На прыжки с моста была предварительная запись, но ветер в тот день дул так неистово, что некоторые ?джамперы? из набранной группы отказались прыгать. Набравшись наглости, Сергей попросился прыгнуть за кого-нибудь из них, и ему позволили. Он помнил, как его шатало и раскачивало потоками воздуха, а он сидел на перилах, смотрел вниз и всё не решался шагнуть вперед. Приятели стояли сзади и обзывали его самоубийцей, и ?банджи-джамперы? шикали на них, потому что нельзя пугать того, кто прыгает, ? это, блин, и ребенок знает, возмущенно говорили они.
На деле всё оказалось не так уж страшно. В свободном полете он не закричал от страха и не обделался, и в целом ему даже понравилось, хотя и вызвал легкое разочарование тот факт, что хваленое ощущение ничем не сдерживаемого падения длилось не дольше, чем самый заурядный оргазм. И еще он запомнил слова рыжего инструктора, закреплявшего на нем карабины, подсоединенные к двойному капроновому шнуру. Не вздумай отсоединять эту штуку, сказал рыжий. Потому что от удара об воду не выживает никто, понял? На этом месте, сколько помню, уже человек десять утонуло, героев недоделанных, и все по пьяни. Так что, если не хочешь как они, то эту штуку не трогай, ага?
Ага, сказал он тогда. В смысле ? он понял. Понял и принял к сведенью. И поэтому сейчас собирался прыгнуть именно без ?этой штуки?.
Где-то там темнела чернильная поверхность, не разбавленная рябью лунных бликов; угадывался слабый плеск волн. По левую руку бронтозавровой спиной выступала из воды черная громадина Зеленого острова. Сергей вспомнил, как в детстве он с родителями ездил туда на катере. Во времена СССР на острове было чудесно, пляжи там были самыми чистыми в городе, и даже работали питьевые фонтанчики.
От сидения в неудобной позе перила больно врезались в ягодицы. Сергей еще немного поерзал, потом спустил ноги ниже и нащупал подошвами узкий наружный бордюр. Мысли о фонтанчиках спровоцировали тяжесть внизу живота, и, оглядевшись для порядка по сторонам, он беззвучно помочился в пустоту. Так, на всякий случай. Прыжок на резинке ? это всё же прыжок на резинке. Там он не обмочился, а тут ? кто знает? Конечно, всё это смешно, особенно принимая во внимание цель его путешествия сюда, но всё же...
Сзади прогрохотал длинный дальнобойный грузоперевозчик, лизнул фарами его спину, выхлопнул в воздух жаркую горелую вонь. Продолжая держаться одной рукой за ограду, Сергей снял очки и потер кулаком слезящиеся на ветру глаза. Сердце больше не колотилось как тамтам, и теперь холодная апатия мешалась в груди с какой-то суетливой неуверенностью, словно он стоял у доски и напрасно пытался вытащить из памяти первую строчку стихотворения про зиму, а вместо этого вспоминался вчерашний футбол.

?Если жить, пить и есть
Нет желания ?
Может, это и есть
Умирание?..?

Мысль пожухла и рассыпалась паутиной пепла, словно пионерский галстук, брошенный в костер. Эти строки он сочинил два дня назад, как раз после того, как его, опухшего от пьянства и ничего не видящего вокруг, чуть не сбил грузовик. Сергей ясно вспомнил, как подошел к киоску за сигаретами и увидел молодую пару. Они целовались, и девушка в этот момент передавала своему молодому человеку половинку шоколадной конфеты, призывно зажатую в губах. В глаза Сергею словно плеснули горячей водой. Ощутив, как стремительно мокреют щеки и почему-то решив, что это кровь, он болезненно дернулся, развернулся и ступил на проезжую часть. Всё вокруг моментально расплылось; ему показалось, что он ослеп. Но пронесшийся совсем близко рев и сокрушительный удар в ухо вернули предметам утраченную резкость.
Ударило его не грузовиком. Какой-то байкер в синей куртке, выскочивший из потока машин, выставил вбок локоть, отшвырнув его на обочину, как котенка. И покатил дальше, даже не снизив скорости. Сергей еще с минуту сидел на тротуаре, прижимая ладонью шумящее ухо и тупо глядя вслед его джинсовой спине с надписью ?KISS ME, СУКА?. Слезы текли и текли по щекам. Над головой какой-то старик возмущенно говорил двум старухам.
? Шел паренек, а тут этот урод. Разъездились, сволочи, на своих мотоциклах ? ступить некуда... Но вроде паренек не пострадал, к счастью...
?Паренек? смотрел в асфальт, мотая головой, и думал о том, что если бы этот дед знал, что он сам мотоциклист, то небось не вступился бы. Ни за что. А старухи ? те его бы еще и авоськами избили. Наверняка. Старики ? они все такие.
А потом дед подал ему руку и помог встать. И он сказал ?спасибо? и пошкандыбал прочь, забыв, что собирался купить сигареты.
Налетевший ветер заставил Сергея очнуться. Очки выскользнули из ладони и разбились о край бетонного бордюра. Осколки рыбьей стайкой унеслись вслед за ветром.
?Это на счастье?, ? подумал он и хрипло рассмелся. Всё-таки что-то откровенно мазохистское всегда присутствовало в его характере... разве нет?
Сергей осторожно глянул вниз и ничего не увидел ? темно. Оно и к лучшему, успел подумать он. В следующую секунду в проводах над головой что-то тихо щелкнуло, и на мосту вспыхнули фонари, безжалостно осветив голого Сергея с головы до ног.
Ему стало любопытно, сколько сейчас времени, но часы имелись только в мобильнике. У того ?Касио?, что был подарен Мариной, месяц назад лопнуло звено на браслете, а он так и не нашел времени зайти в часовую мастерскую. Да, впрочем, подумал он, какая разница, который час... Он снова скользнул взглядом вниз, опасаясь увидеть воду. Но всё обошлось ? фонари светили слабо и не захватывали ничего, кроме самого моста.
Волны тихо, убаюкавающе плескались у оснований невидимых опор. Около минуты Сергей продолжал напряженно смотреть вниз, и эта темная глубина внезапно так поманила его, что страх ушел без остатка. Отпустив руки, он ничком качнулся вниз, и уже разворачиваясь в воздухе, закрыл глаза. По ушам визгливо хлестнул ветер и сразу перешел в суровое шуршание, дыхание сперло, тело занемело, невероятно отяжелело и словно намагнитилось, ноги отнялись и исчезли, сердце мелко завибрировало в груди, и бесконечное ?аааааааааааа? запело в спинном мозгу, проникло по нервам в глаза и зубы. Две секунды растянулись на две вечности, после чего со звуком лопнувшего пожарного шланга Сергей вошел в воду.
Удар ошеломил его, но почему-то не убил. Тело ушло под воду на несколько метров, холод вонзился в пах. Кожу обтянуло дикой болью. Выпучив глаза, Сергей выбулькнул наружу крик, дернул ногами... и неожиданно выскочил на поверхность. Плоп.
Будто кто-то профессионально открыл шапманское.
Неожиданно до него дошло: этот мост был почти в два раза ниже того, с которого он прыгал на Хортице. И вот... вот поэтому...
Не успев оформиться до конца, мысль перевернулась вверх тормашками и захлебнулась. Пришел ужас, навалился и скрутил в один узел с холодом и болью; сильнейшая судорога заплела ноги в рвущий мышцы штопор, и сердце пропустило удар. Спазм почти тотчас же отпустил его, но Сергею уже не хватило воздуха. Он выскочил по плечи, снова провалился, дернулся, вспенил воду, закашлялся, попытался вздохнуть и не смог. Вода, обжигающая, словно кислота, хватала, ласкала, тянула, как будто целовала взясос, и не было спасения из этих холодных объятий. Крича и не слыша собственного голоса, Сергей цеплялся руками за края водяной поверхности и тащил их на себя, словно ребенок, сдергивающий скатерть со стола, но ткань мгновенно рвалась на тысячи лоскутов, расползалась гнилыми невесомыми клочьями, и он снова утопал, утопал, утопал. С животным визгом обезумевшее человеческое существо инстинктивно цеплялось за жизнь, за которую еще минуту назад не дело бы гроша. Потревоженная вода бурлила и металась вокруг с осуждающими стонами.
Он не умел плавать. Изо всех сил колотя руками и ногами по черным волнам, не видя берегов, ослепнув от страха, Сергей хотел только одного: жить, жить, жить!!! Все проблемы и горести отошли на второй план, слетели, как ненужная шелуха; они больше не были важны. Не было в этом мире ничего более важного, чем удержать, ухватить скатерть за углы раньше, чем она растворится под ставшими когтями пальцами. Когда руки окончательно онемели и перестали двигаться, Сергей понял, что амба, он больше не может, что всё зря...
И расслабился.
Словно во сне, чувствал он, как набежавшие волны принялись играть с потерявшим чувствительность телом. Потом откуда-то набежал вал, напомнивший ему скатываемый ковер, пронес Сергея еще несколько метров, поболтал, словно в раздумье, и... схлынул. Сергей раскрыл правый глаз. Он лежал на береговых камнях, по плечи высовываясь из воды.
Сил выбраться на набережную не было. Сломанным петрушкой раскинувшись на грязных, мазутных булыжниках, колыхаемый мелкими волнами, облепленный ряской, Сергей пытался ощутить свое тело и не мог. Но руки с побелевшими, сморщенными пальцами, и обвисшие как рыбий хвост ноги ? всё это было не столь важно. Главное, он был жив! Жив!
Через какое-то время он нашел в себе силы выползти на берег. На руках, потому что ноги посинели и перестали воспринимать команды мозга. Чтобы заставить нижние конечности двигаться, Сергей раз сто согнул и разогнул их руками. Наконец смог подняться. Ожидал боли ? но боль не пришла. Мелькнула мысль о возможном обморожении, и тут же сменилась пьянящим восторгом, упоением от того, что он снова стоит на ногах. Несмотря на то, что тело вело себя как чужое, не поспевая за скачущими галопом мыслями, ему хотелось двигаться, идти, бежать куда-то. Всё равно куда! Сергей ощущал себя наполненным гелием шариком, неудержимо рвущимся в небо. Что-то странное, непонятное кипело в каждой клетке его тела ? как будто вместо крови в вены залили чистый наркотик. Наверное, я просто по-новому ощутил жизнь, подумал он. Жизнь. Какая же она прекрасная. Какая... Впрочем, описать словами это было невозможно.
Посидев на бетонных плитах, опоясывающих небережную, он побрел прочь. Несколько раз останавливался, садился на землю и отдыхал. Потом разминался и снова шел. С воздухом творилось нечто непонятное ? он изо всех сил пытался вдохнуть его, но горло отказывалось повиноваться, будто он и так уже был полон кислорода под завязку.
Не кислорода ? гелия, поправил он сам себя и улыбнулся. Я ведь шарик, наполненный гелием! Ноздри Сергея трепетали. Несмотря на иллюзию спертого дыхания, он мог различить огромное множество разных запахов, среди которых преобладал какой-то непонятный, словно бы наркотический, флер, пропитавший собой, казалось, всё вокруг. Сергей даже не мог сказать, запах ли это, или ощущение, источник которого находится в нем самом. Ему казалось просто невероятным, что человеческий организм способен выделывать подобные штуки.
Не успев удивиться перемене, происшедшей с обонянием, Сергей вдруг сообразил, что ему больше не нужны очки. От близорукости не осталось и следа: все окружающие предметы воспринимались потрясающе четко, и, более того, ему казалось, что он стал видеть в них нечто большее, чем просто камень, столб, дерево или фонарь. Он словно попал в галерею произведений искусства, каждое из которых можно было рассматривать часами, и в итоге уйти, так и не налюбовавшись досыта скрытой в нем красотой.
Странно, подумал Сергей, почему после прыжка на резинке я не ощутил ничего подобного? Может быть, это как наркотик, как допинг? Взять ту же марихуану... Ведь говорят же, что она редко ?вставляет? с первого раза.
И вот тогда он услышал... нет, не услышал ? ощутил, как кто-то или что-то извне уронило в его сознание мысль, некую корпускулу знания, раскрывшуюся подобно цветку, и Сергей осознал, что переживаемое им сейчас не имеет ничего общего с марихуаной или ?банджи-джимпингом?. А это просто... просто как подарок... который он каким-то образом заслужил. И следовало просто наслаждаться им, пока есть возможность. Потому что, как бы ни сильна была владевшая им эйфория, краем сознания Сергей догадывался, что волшебство не будет длиться вечно. И это заранее огорчало ? ведь он еще так мало увидел!
Им овладела жажда деятельности. Где-то поблизости была дорога, он слышал шум проезжающих автомашин. Сориентировавшись в темноте, Сергей продрался сквозь невысокие кусты и обнаружил, что вновь попал туда, откуда начинал свой путь. Сквозь ночную темноту негостеприимно щерилось выкрошенными ступенями основание лестницы, ведущей на мост. Он хотел передохнуть и там, но передумал. Ему больше не сиделось.
Вышла луна, дав немного света. Найдя в зарослях оброненную пачку, Сергей долго ломал сигареты, пока непослушные пальцы наконец не сумели удержать дрожащий огонек. Но легкие отказалитсь втягивать дым, и он с готовностью отбросил пачку прочь ? курение показалось ему глупым, бессмысленным удовольствием, и он с удивлением задумался, зачем ему это было нужно раньше. Зачем, если окружающий мир столь сказочно красив, что даже созерцание обступивших его кустов пьянит больше, чем шампанское, чем любой наркотик, чем самый лучший секс?
Не в силах дождаться, пока тело оживет, он совершал резкие, хаотчные разминочные движения, словно рвался с цепи. Раздувал ноздри, нюхая ночь, как кокаин. Запрокидывал голову, и видел яркие, словно положенные на ладонь звезды, солнца, кометы и туманности сквозь плотный облачный заслон, проникал взглядом и мыслью в самую глубину Вселенной. Садился на траву, гладил ее ладонями, счастливо и страстно трогал каждый листик, каждый стебелек. Ликовал.
Потом он встал. И побежал.

* * *

В эту ночь он отправился в свое любимое место. Путь был неблизкий, добираться пришлось несколько часов, но пробежка того стоила. Знакомый с детства городской парк принял Сергея в свои объятия, как любящая мать берет на руки младенца, и носил его по своим дорожкам и аллеям почти до самого рассвета. Какими безнадежно глупыми теперь казались ему все мысли об умирании! Он оставил их там, в черной сентябрьской воде. Теперь Сергей любил жизнь, он обожал ее до самого нутра, до слез, до крика. Забравшись на качели на детской площадке и сделав ?солнышко?, отчего весь мир вокруг него совершил кульбит, он одновременно понял, что Марина и была для него жизнью, но любовь эта оказалась намного глубже и шире, чем чувство привязанности к обычной земной девушке. Так и было: устав жалеть себя, он решился на полное самоотречение ? и именно эта вынужденная жертва парадоксальным образом перевернула весь его мир. Он искренне любил всё и всех вокруг. Пускай раньше Сергей не ощущал вкуса жизни без Марины, но даже без неё жизнь продолжала существать сама по себе, и только нелегкое осознание этого факта наконец заставило его вырваться из замкнутого круга. Теперь он знал, какая это радость ? просто жить, и не променял бы это знание на все деньги мира. Какое счастье быть живым и свободным, думал Сергей, бродя по клумбам, перепрыгивая скамейки, обнимая стволы деревьев, ? какое счастье... Какое счастье... И ночь ответно любила его, и каждое растение в парке приветливо помахивало своими листочками обнаженной фигуре, пляшущей под открытым небом.
Чуть успокоившись, Сергей присел на парковую скамейку. Он по прежнему не чувствал холода, но тело уже отяжелело той приятной усталостью, какая приходит после удавшегося праздника или выполненной на совесть работы. Это было слегко похоже на то, как если бы из шарика, которым он себя почувствал, выбравшись из воды, понемногу начал выходить гелий.
Уже светало; горизонт стал седеть, и туч на небе уже не было. Утро неслышно стояло на пороге, словно боясь войти и обнаружить свое присутствие, нарушить хрупкую идиллию, установившуюся на Земле, пока та совершала свой очередной оборот вокруг солнца. Сергею очень хотелось увидеть восход, но сил воспринимать окружающую красоту больше не было, она наполнила его до самых краев, и теперь только всепоглощающее умиротворение владело усталым организмом. Он покорился этому ощущению и наконец расслабился, сосредоточившись на симфонии переполняющих его звуков и красок, желая получше запомнить это ощущение, чтобы сохранить его в себе и не забывать даже тогда, когда очищающий сон сотрет всю дневную память. Через минуту голова его опустилась на плечо, и весь парк благоговейно утих до рассвета.

* * *

Его нашли утром, около семи часов. Когда солнечный лик показался сквозь деревья, и парк настолько заполнился прохожими, что не заметить голого человека, развалившегося на скамье, стало невозможно, кто-то всё же вызвал милицию и скорую помощь.
Врач выглядел заспанным и недовольным; было видно, что одевался он впопыхах. Немолодое лицо старили густые усы с проседью и нос в красных прожилках, свидетельствовавших о давнем пристрастии к алкоголю. Поболтав в пальцах черепаховый кружок ненужного стетоскопа, он поправил очки в массивной роговой оправе и громко произнес, словно ни к кому не обращаясь:
? Остановка сердца. Переохлаждение, скорей всего. Более точно вскрытие покажет. ? Он зевнул. ? А вообще, с ним что-то не так...
? Что не так? ? Угрюмо поинтересовался толстый мужчина с полковничьими погонами, двумя минутами ранее вылезший из подъехавшей служебной ?Мазды?.
? Ну, как бы вам пояснить... Понимаете, труп коченеет за несколько часов, а на холоде еще быстрее. А теперь смотрите, как он удобно сидит. Окоченевшего мертвеца так не усадишь.
? Значит, он был живой.
? Нет, не думаю. Даже если бы он еще был жив, от холода тело все равно скрючивается в ?позу боксера?...
? Не понимаю, чего тут голову морочить, ? поморщился полковник. ? Как по мне, сидел себе, сидел, да и помер. Мало их таких?..
? Ну как знаете. А моё мнение такое, что он умер в воде. И умер, судя по некоторым признакам, еще вчера. Только не пойму, почему не окоченел и не скрючился раньше, чем его сюда приперли.
? Скрючился ? не скрючился... ? Полковник принялся обкусывать ноготь на большом пальце. ? Раз не успел скрючиться, значит, его сюда привезли еще вечером, вот и всё. Как вам такое объяснение?
Сбоку кто-то кашлянул. Полковник быстро опустил руку, раздраженно обернулся и увидел сутулого старичка в дождевом плаще и шляпе, державшего на руках маленькую серую дворняжку. Уже открыл рот, чтобы прогнать постороннего, но старичок опередил его:
? Я, это... Простите... Слушаю вас вот... И это... ? Он нагнулся, спустил собачонку на землю, вновь распрямил спину. ? В общем, товарищ полковник, я тут около полуночи Клару выгуливал, и могу сказать, что никого трупа на скамейке не было.
? Ясно. Не уходите далеко, у вас возьмут показания. ? Полковник снова повернулся к врачу. Легкий интерес, зажегшийся в его глазах, странным образом контрастировал с печатью профессионального недоверия на лице. ? Так что вы хотели сказать?
Врач пожал плечами:
? Я уже сказал, что думал. Между наступлением смерти и появлением трупа на этой скамье явно прошло какое-то время, и я не пойму, почему он не окоченел еще в реке. Вы, по идее, должны знать, что трупное окоченение ничем не остановишь... ? Он вздохнул и демонстративно посмотрел на часы. ? Ладно, это уже не моя забота, дальше пусть судмедэксперт разбирается. Моё дело ? засвидетельствовать смерть.
Милиционер снял фуражку, почесал лысеющую голову, с неудовольствием покосился на скамейку. Любопытство в нем уже погасло. Начинать неделю с такой непонятной хреновины мучительно не хотелось. Зато хотелось есть, и мучимый хроническим гастритом желудок заявлял ему об этом с каждой минутой всё настойчивей.
? А всё-таки, ? предпринял он еще одну нудную попытку повернуть разговор в привычное ему русло, ? почему вы так настаиваете на том, что переохлаждение произошло именно в воде? Это может быть обычный раздетый пьяный... Потому и одежды нет. Или, к примеру, нарк передознулся. Вон, я смотрел, рожа такая, как будто он под кайфом.
Врач поглядел на него с нескрываемой досадой, снял очки и энергично протер их носовым платком.
? Вы ошибаетесь, ? проворчал он тоном школьного учителя, ставящего двойку тупому ученику, затем водрузил очки на место и отвернулся в сторону. ? Это не наркоман, а типичный утопленник. Водоросли в волосах видите?
Он показал головой в сторону мертвого Сергея, прикрытого простыней. Но полковник, у которого от голода разыгралась тошнота, больше не хотел смотреть на улыбающийся труп. И вообще больше не хотел тут находиться.
? Разберетесь тут без меня сами, ? чуть резче, чем следовало бы, бросил он на ходу молодому ментику, ? Потом доложите. Ясно?
? Так точно, товарищ полковник. ? Вытянулся тот. ? Одежды в кустах мной не найдено, но тут, это...
? Что там еще?!
? Да ерунда какая-то. Попов на клумбе обнаружил следы босых ног. А у этого... в общем, у него как раз подошвы в земле.
? Ммм, да-а... Ешь твою плешь, ? неопределенно выругался полковник, скорчив такую кислую рожу, что молодого мента передернуло. Прислушавшись к бурчанию в животе, он напялил фуражку, хотел еще что-то добавить, но махнул рукой и полез в машину.


Эпилог

Придя домой, Василий Матвеевич прошел в единственную комнату с телевизором, старым продавленным диваном, круглым столиком, парой стульев и фотопортретом пожилой женщины, висящем на стене с выцветшими обоями. Подойдя к столу, воткнул зарядное устройство в розетку, сдул пыль с узкого разъема, подсоединил его к телефону. Нажал кнопку включения. Экран тут же ожил, потребовав ввести пин-код. Пожав плечами, пенсионер ввел стандартные четыре единицы. Телефон принял их.
? Смотри, Жак, всё работает, ? с удовлетворением сказал Василий Матвеевич. Пес без интереса посмотрел на показанную ему эмблему ?Моторолы?, всплывшую на экранчике, чихнул и ушел на кухню.
Разобравшись с кнопками, пенсионер пролистал ?телефонный справочник?, но не обнаружил там ничего интересного ? реальные имена почти не встречались, только какие-то уродливые клички. Зато в ?сообщениях? нашлось две вполне связных SMS-ки, отправитель которых был обозначен как ?М?.
?Serezhen?ka, ti mne snilsa v4era. Segodnia mne ves? den? ploho, ya etu no4 ne spala. Zvoniu tebe s samogo utra, a ti ne otve4aesh... ti menia teper? nenavidish, da?..?
Хмыкнув, Василий Матвеевич развернул второе сообщение.
?Zayka, prosti menia? Ya porvala s tem 4elovekom. Ya prosto dura, sama ne znala, 4to delala, nalomala takih drov... Skazhi, mozhno li 4to-to skleit??.. Otzovis, pozhaluysta??
От латиницы у старика ощутимо заболели глаза. Это было тем более недопустимо, что зрение еще предстояло беречь для сегодняшнего футбола. Василий Матвеевич отсоединил телефон от зарядного устройства, походил по комнате, выдвинул ящик стол, покопался в нем и достал разломанный ?Сименс? с треснувшим экраном. Достав из него сим-карту, задвинул ящик. Кряхтя, сел на стул, разобрал ?Моторолу?, извлек из прямоугольного углубления старую сим-карту и вставил туда свою.
? Вот та-ак?
Задняя крышка телефона со щелчком встала на место. Сим-карта Сергея полетела в ящик стола, к прочему хламу.
В дверь позвонили. Пришел Гриша с кастрюлькой пельменей.
? Ну чо, пригодилось? ? кивнул он на зарядное устройство, оказавшись в комнате.
? Ага? Самое оно, ? Василий Матвеевич включил старый телевизор, где в этот момент шли финальные кадры какого-то мексиканского сериала, понаблюдал секунд пятнадцать, скривился и сплюнул. ? Ой, Гриш, знал бы ты, до чего я ненавижу все эти сопли любовные! Просто, я не знаю? блевать охота, когда такую чушь показывают. Вот Любе, царство ей небесное, почему-то нравилось, а мне нет.
? Правильно, нефиг, ? с готовностью согласился Гриша, ставя кастрюльку на стол и доставая из кармана чекушку. ? Включай быстро футбол, а с этой, с любовью? это? хрен с ней. Всё равно ее не бывает, фикция одна.
И он встопорщил усы, осветив комнату золотозубой улыбкой.
__________________
Вечность пахнет нефтью....
Napalm. вне форума  
Ответить с цитированием
Старый 13.01.2009, 12:57   #18 (permalink)
Команда СУМО
Очки: 26,167, Уровень: 96 Очки: 26,167, Уровень: 96 Очки: 26,167, Уровень: 96
Деятельность: 0% Деятельность: 0% Деятельность: 0%
 
Аватар для Napalm.
 
Регистрация: 12.07.2008
Адрес: ODIUM HUMANI GENERIS
Сообщений: 2,202
Получено благодарностей :
0 за это сообщение
875 Всего
Репутация: 2744
Маслёнка
аффтар: 10метровахуительногопровода


Все знают, что такое ?маслёнка?. Если конечно найдутся ебланы, для которых это слово не значит ни чего, или приблизительно то же, что и тавромахия, то специально для таких поясню: это такая хуйня в виде коробочки, в которой дома хранится сливочное масло. Внешний вид коробочки может быть различен, от обычной мыльницы, до самых нелепых стилизаций преимущественно фермерской направленности. Если кто-то не знает что кроется за словом ?мыльница?, чтож объясню и её назначение: мыльница- это маслёнка для мыла. За сим вводную часть считаю законченной и перехожу к сути.

Утро. Я двигаюсь по коридору в сторону кухни. Коридор у нас большой, квартира коммунальная, идти далеко. По дороге мне попадается сосед Миша - добродушный интеллигентный Питерский алконавт, соседка Верочка смазливая выпускница института имени Герцена, естественно еврейка. Из туалета гремит орденами и попёрдывает Иван Александрович- герой войны, золотой медалист по взятию Берлина, контуженый несколько раз, всеми уважаемый ветеран. Настоящий тёртый калач, пришедшийся не по зубам вермахту и написавший на Рейхстаге: ?Ебитесь в рот, Ваш Иван?. Непьющий.

Соседи - клад, даже Миша. Не бузит, курит только в своей комнате, собутыльников не водит. Пишет стихи на обоях в туалете, посвящая их естественно Верочке:

Смогу ли я забыть тот миг,
Когда входил в ворота храма.
А вы сидели среди книг
И побледнев, сказали - ?мама??

Однажды перед девятым мая появился и такой шедевр:

В долгу неоплатном сидим и стоим
И какая - помним, и, писая - чтим!

Довольно неплохо, по-моему, хотя местами пошловато.

Верочка. Вспоминается Пушкин ??ах как была еврейка хороша??. Ещё симпатичная, молодая. Вечно спешащая. Всегда читающая последнею периодику. Целеустремлённая и счастливая.


И так, иду я по коридору. Где-то посередине он изгибается вправо, сразу за поворотом, на стене висит картина ?Бурлаки На Волге?. Висит она ещё от прошлых жильцов, которых сменили мы с женой. Повесили они её перед переездом, сказав
Ивану Александровичу как старожилу ?Пускай хоть какая-то память о нас останется?.
Картина ни кому не мешала и посему прижилась. К тому же сюжет вечен - мы и власть.

На кухне у каждого жителя квартиры свой стол, общие только раковина и газовая плита. Я завтракаю и обедаю на кухне, Верочка на бегу, Миша не ест, только закусывает. Иван Александрович предпочитает питаться у себя в комнате. Жена всегда на диете. С утра я пью чай, и съедаю два бутерброда с маслом. С хорошим финским маслом. Я люблю масло. Всегда в моей маслёнке лежит аккуратный жёлтый кирпичик, от которого я отсекаю лишнее как скульптор от камня. После отсечения ?лишнее? не торопясь намазывается на булку и медленно поедается мною. В этот день я как всегда подошёл к холодильнику, потянул за ручку. С тихим щелчком дверь распахнулась, и я протянул руку к маслёнке. Тут в кухню вошёл Иван Александрович. Думая, что он успеет пройти у меня за спиной, я, взяв маслёнку, развернулся и наткнулся на ветерана, тормознувшего, чтобы поправить слетевший с ноги тапок. Маслёнка вылетела из руки и разбилась об стену. Я разочаровано вздохнул, выслушал извинения Ивана Александровича, успокоил его, сказав, что давно хотел поменять маслёнку. И ушёл на работу непозавтракав.

Об утрате маслёнки я вспомнил уже вечером. По дороге домой заскочил в посудную лавку. Симпатичная рыженькая продавщица беззаботно ковыряла в носу пока я не отвлёк её своим вопросом.
- Извините, у вас есть в продаже маслёнки?
- В том углу ? и махнула рукой со скатанной козявкой.
- Жаль что у человека только две ноздри, да? ? сказал я, подмигнув ей, и направился в указанную сторону, а именно прочь от неё, что как нельзя лучше соответствовало направлению обозначенному во взмахе руки рыжей феи из посудной лавки.
Выставленные на продажу маслёнки предлагали себя как бляди на староневском. И только одна потупив глаза смотрела в пол. Решил купить скромницу. Тем более размер у неё был подходящий. Большой. И цвет тоже. Жёлтый. Как у масла.

Придя домой, я тут же обдал её кипятком, на предмет возможных козявок, потом окатил холодной водой, чтобы масло не подтаяло и наконец положил в неё заветный брикет. Убрал в холодильник. В предвкушении утра прошёлся по квартире. Прислушался. Иван Александрович явно смотрел фигурное катание, Миша уже довольно долго сидел в туалете, видимо подбирал рифму, Верочка ещё не пришла с очередного симпозиума. Чтобы как-то убить вечер поебались с женой. Закончили в ничью.

Звон будильника выдернул меня из сладких объятий сна. Продирая глаза, я сел на кровати, потянулся. Встал и одел халат. Взяв полотенце, пошёл в ванную. Встаю я раньше всех, и проблем с очередью в места общественного пользования у меня не возникает. Помывшись, направился на кухню, поставил чайник, и пока он грелся, вернулся в комнату, чтобы переодеться. Когда чайник начал свистеть, я уже освободил его маленького брата от вчерашней заварки, и засыпал новой, потом залил кипятком. Теперь надо отрезать два куска булки. А теперь? Я открыл холодильник и достал маслёнку. Поставил её перед собой и с вожделением открыл. Масла не было! Блядство, я же не мог его вчера не положить, да я и ПОЛОЖИЛ его в маслёнку! На всякий случай я распахнул холодильник в надежде найти там нераспечатанный брикет. Его там не было! Неужели жена съела? Я побежал в комнату. С трудом растолкал супругу, дождался, когда выражение её глаз станет более- менее осмысленным.
- Ты не брала масло?
- Какое масло, откуда?
- Из маслёнки, я купил вчера новую маслёнку, положил в неё масло, а сегодня она пустая!
- А я то при чём здесь? Который час то хоть? ? она посмотрела на прикроватный будильник. ? Ты, что совсем офонарел, меня в такую рань поднимать!?
- Дак ведь масла то нет! ? как она не понимает!
- Да иди ты в жопу со своим маслом! Мне ещё два часа спать!
- То есть ты не брала?
- НЕТ!!! ? и она рухнула на подушку.
Не ужели соседи? Но кто? Верочка отпадает сразу, ветеран тоже, разве, что поэт-алкоголик, да и тот под большим сомнением. Мне не терпелось спросить их про судьбу пропавшего масла, но в столь ранний час это было бы неэтично. К тому же брикет масла ? не велика потеря. Так я и ушёл на работу непозавтракав.

Возвращаясь домой, купил два куска масла. Один сразу же положил в маслёнку, другой закамуфлировал полиэтиленовым мешком в недрах холодильника. На кухне как раз что-то готовил Иван Александрович.
- Иван Александрович, представляете, вчера положил в маслёнку масло, а сегодня утром его там не оказалось, ума не приложу, куда могло деться?
- Знаете, у меня тоже несколько раз масло пропадало, как раз с того момента, когда вы переехали, я ещё грешным делом подумал, что вдруг какие-то шалопутные, потом смотрю - приличные люди. На Мишку тогда эт самое, но он аж обиделся, не похоже, что он? - Иван Александрович замолчал.
- Дак кто ж тогда?
- Ну, кто, кто, и думать нечего.
- Да нет, что вы, что вы, Вера не может, она из интелигентнейшей семьи!
- Знаем мы, из какой она семьи. ? Ветеран недовольно засопел и принялся что-то мешать в алюминиевой кастрюльке.
- Нет, всё-таки мне кажется, что это совершенно исключено.
Иван Александрович выключил газ, и, сняв кастрюлю с плиты, ушёл к себе. А я решил спросить Мишу. Постучал к нему в дверь.
- Да?
- Миша, это я, можно мне войти?
- Да.
Я открыл дверь и вошёл в его комнату. Оказался я тут в первый, и надеюсь последний раз. Из мебели, только старая кровать, стул и почему-то большой красный огнетушитель в углу.
- Миш, привет, тут такое дело, у меня в холодильнике масло пропало, прямо из маслёнки? - я не договорил, как он перебил меня запинающимся от волнения голосом:
- А, это старый хрыч ко мне послал? У него тоже вроде кто-то масло тискал, сначала на вас думал кстати, а теперь значит меня подозревает.
- Да нет, как раз не тебя! ? я попытался обуздать его эмоции.
- А кого же тогда? Верку что-ли? Да он что, совсем ёбнулся старый пидарас?
- Миш, он герой войны, зачем ты его так? ? мне стал неприятен разговор в такой плоскости, надо было его как-то сворачивать, и так уже ясно, что Миша тут не причём.
- Ну и хули с того, что он герой, я может тоже герой, а понты не кидаю! ? тут я понял, что Миша был хорошо поддатый. ? А Верка она же учёная! Она медуз изучает!
Так я узнал, что Вера специалист по медузам.
- На хуя ей масло? ? Миша не унимался. Типичный рыцарь синего ордена.
- Миш, ты извини, я пойду, в другой раз подискутируем.
- Ага, давай, а старпёру скажи, чтобы на Верку не гнал.

Сев на диван и хорошо подумав я всё-таки стал подозревать жену. Во-первых она вчера несколько раз ходила на кухню. Зачем? Вечернее поедание масла казалось мне самой логичной причиной. Потом её вечная недосказанность, во всём, и поздние приходы с работы. Где она сейчас, с кем, не ест ли моё масло? Если она вчера переложила моё масло куда то к себе, а теперь ест. Должна быть улика, тара под масло. Я набрался терпения и стал ждать жену. Она пришла около восьми вечера. Под предлогом поухаживать за ней, я взял её сумочку и отнёс в комнату. Быстро раскрыв её я сразу увидел пластмассовый контейнер, в котором носят бутерброды. Взяв его, прошёл на кухню, достал маслёнку, вынул из неё брикет и переложил в контейнер. Они были, как специально сделаны друг для друга. Я подошёл к жене и молча продемонстрировал ей эту неоспоримую улику.
- Что такое? ? на её лице было лёгкое удивление.
- Нет, это ты мне скажи, что ЭТО ТАКОЕ!!!
- Масло ? немного испуганно и оторопело произнесла она.
- Я тоже вижу, что масло, а где вчерашнее масло?
- Какое, ?вчерашнее??
- Не прикидывайся, ты выносишь из дома масло в этом контейнере!
Она внимательно посмотрела мне прямо в глаза:
- Ты идиот?
Я попытался проигнорировать это прямое оскорбление и ещё раз добиться чистосердечного признания.
- Скажи, ты выносишь из дома масло?
- Господи! ? жена присела на диван ? не знаю, откуда теперь тут масло, но я ношу в нём диетический хлеб, который ем на работе, а ты дорогой, сходи, пожалуйста, к врачу.
Мы уснули не разговаривая. Утром, придя на кухню, я сразу проверил маслёнку. Она была пуста. Ворвавшись в комнату, я схватил спящую жену за руку, и, не дожидаясь пока она проснётся поволок её на кухню.
- ГДЕ? ГДЕ МАСЛО?? ОТВЕЧАЙ!!! ? кричал я.
- Отпусти меня, псих! ? жена вырывалась, но я крепко держал её за запястье.
- Пойдём-ка проверим твой контейнер для хлеба - сказал я злорадно улыбаясь. Я был уверен в том, что мне удалось поймать её с поличным.
Открыв её сумку, я увидел то, что и хотел увидеть. В контейнере лежал уже подразмякший кусок масла.
- Что это? ? ледяным голосом спросил я.
- Это то масло, которое ты не выложил вчера, после своих следственных экспериментов, скотина! ? ни когда не видел свою жену такой злой.
Признаться её ответ смутил меня, я действительно не помнил, выложил ли я масло или нет.
- Знаешь, дорогая, ни когда больше не бери моё масло! ? я взял контейнер и ушёл на кухню. Там, аккуратно переложил подтаявший брикетик в маслёнку, и поставил её в холодильник. Когда я вернулся, жена стояла в уличной одежде.
- Уже на работу?
- Я ухожу, ты псих, жаль, что поздно поняла, тебе надо к врачу, прощай.
- Где ты будешь жить? ? я был уверен, что это плохая шутка.
- У мамы.
И она ушла?

Верочка стала мне больше улыбаться. Иван Александрович укоризненно качать головой. Миша подмигивать. Я не ел около недели, очень переживал. А когда решил позавтракать и открыл холодильник, то первое, что бросилось мне в глаза - открытая и соответственно пустая маслёнка. Я решил всё выяснить окончательно и постучался к Верочке в дверь.
- Войдите! ? чуть-чуть удивлённый голос.
- Верочка, извините ради бога ? сказал я, протискиваясь в дверной проём.
- Да, что-то случилось? ? она казалась поправде взволнованной.
Маленькая комнатка, от пола до потолка полки с книгами, на рабочем столе банка, в которой плавает что-то похожее на гигантский сгусток спермы. Видимо медуза.
- Видите ли, у меня было масло, в холодильнике, а теперь его нет, пропало, и это не первый раз, я прям не знаю, что и думать. Со всеми уже говорил кроме вас.
- Я не брала.- пролепетала она побледнев, её губки выпятились и слегка задрожали.
- Нет, что вы, я не в коем разе не подозреваю вас, я просто не знаю, кто это может быть, признаться, сначала я думал, что это моя жена, но теперь ясно, что она тут не при чём?
- Дак вы из-за этого расстались, из-за масла? ? Верочка изумлённо уставилась на меня - я слышала, как Иван Александрович бубнил про это на кухне, но не верила!
Вот ведь старый хрыч! И тут я всё понял! Это он!!! Все эти россказни про якобы тоже пропавшее масло. Вор всегда кричит ?"держите вора!" Ну всё, пиздец тебе старый пидарас! Я отомщу! НИ КТО, НИ КОГДА НЕ СМЕЕТ ПИЗДИТЬ У МЕНЯ МАСЛО!!!
- Спасибо Вера, вы мне очень помогли ? и я пулей вылетел из её комнаты.

План мести созрел мгновенно. Во дворе спиливали старые деревья, и повсюду валялись здоровенные поленья. Оставалось дождаться темноты. Когда часы пробили полночь, я спустился во двор и незаметно как ниндзя перетащил невьебенную колоду на лестницу, потом подумал и приволок ещё парочку. Чтоб наверняка. Потом ещё подумал и отнёс два полена назад из соображений гуманности. После чего выкрутил в подъезде все лампочки. Засада была подготовлена, осталось дождаться утра.

Утром Иван Александрович как всегда собрался за молоком. Есть такая традиция у пожилого поколения, ходить за молоком к приезжающим утром жёлтым бочкам. Якобы там оно (молоко) чуть-ли не прямо из-под коров. Ну что ж за глупость надо платить. Я услышал, как хлопнула входная дверь. У меня есть тридцать минут. Проследив в окно, как Иван Александрович, (в дальнейшем старый пидарас), не спеша прошагал в сторону сбора таких же любителей молока как он, я приоткрыл входную дверь. В квартире кроме меня ни кого не было. Верочка ушла рано. Миша не приходил уже двое суток. А я был на законном выходном. Наконец, старый пидарас начал движение через двор в вечность. Я злорадно потёр руки и вышел из квартиры. На лестнице была темень, хоть глаз коли. Заняв стратегическую высоту, я обратился в слух. Хлопнула парадная дверь. Недовольное ворчание по поводу темноты. Ну-ну поворчи напоследок. Шарканье старческих ног было всё ближе и ближе. Я обхватил колоду руками и резко поднял её над головой. Прикинув, что жертва вышла на финишную прямую, я выдохнул и метнул бревно в темноту?

Он выжил. С ногами, правда, пришлось распрощаться, но он выжил. Врачи сказали, что год в больнице ему обеспечен. Мы все, конечно, долго обсуждали это происшествие. Верочка плакала два дня.
- Кто посмел, кто посмел так поступить со стариком! ? шептала она сквозь рыдания.
- Мерзавцы, какие мерзавцы!- вторил ей, я.
- Дааа, хоть и геморройный был старикан, но жалко беспесды. ? соглашался Миша.
На следующее утро масла опять не было.

Я был в растерянности. Неужели я ошибся? Но ведь всё так логично складывалось! Не может быть, чтобы я что-то упустил. Тем неменее провал был на лицо. Я попытался думать логически. И так старик всё же виноват, но так как хищения масла продолжались, значит, значит, значит? Значит, он был НЕ ОДИН!!! Этот простой вывод ошарашил меня. И тут мне всё стало предельно ясно. Миша - вот его подельник. Неспроста старик пытался оговорить Верочку. Ох, не спроста. Ну чтож, я поставил на место одного, доберусь и до другого. Однако устранение Миши задача посложнее. Есть несколько мест, где он проводит много времени - своя комната, туалет, и улица. Логичнее всего провести операцию на улице. Два происшествия на одном адресе уж больно подозрительны. Я решил пригласить его съездить за грибами.

Электричка несла нас прочь от города. Я делал вид, что дремлю. Миша нервно вертелся напротив. Ему ненравилось решительно всё. Жёсткость сидений, ранний час, размер своей корзинки.
- Может, тяпнем? ? наконец не выдержал он.
- Доедем до места, там и тяпнем ? я приоткрыл глаза.
- Ты как хочешь, а я уже не могу.
Он достал из кармана плоскую бутылку коньяку, именуемую в народе ?плечики?, и жадно припал к горлышку. ?Пей, пей, перед смертью не напьешься? подумал я. Миша поймал мой взгляд и вздрогнул.
- Ты чё? ? испуганно выдавил он
- А что такое? ? я сделал вид, что удивлён вопросом.
- У тебя взгляд, как будто покойника увидел.
- Не выспался, наверное.
- Вот и я говорил, нехер ехать, только невыспимся и устанем.
- Я покемарю пока, а ты неперебирай сильно, а то грибов не увидишь - я усмехнулся.

Отойдя от платформы километров пять, мы вышли к старой оборонительной линии времён финской кампании. Я продолжал двигаться вдоль окопов, подыскивая подходящий. Миша плёлся сзади и радовался каждому найденному грибу. У меня в ведре было пусто.
- Невезёт тебе чего-то, - кричал Миша ? у меня уже пол корзинки, а ты даже сыроежки не нашёл.
- Повезёт в любви ? отшучивался я.
- А ты бы Верку смог-бы? ? неунимался удачливый грибник.
- Я теперь мужчина свободный, почему бы и нет ? я остановился рядом с глубоким окопом, подходящим по всем параметрам. Огляделся.
- Ты это, ты смотри, она девушка хорошая. ? он догнал меня и хрипло дыша посмотрел из под лобья.
- Хорошая, хорошая - я шагнул к нему навстречу и достал нож.
- Ты чего - Миша испуганно попятился.
- Да гриб, наконец, увидел!
- Ааа.
Я резко воткнул ему нож чуть пониже рёбер, и, провернув, поддел наверх. Он удивлённо хрюкнул и непонимающе смотрел на меня, пока его взгляд стекленел.
- Значит и старика ты тоже кончить хотел, ссука?
- Это вам за масло ? но он уже этого не слышал.
Пересыпав его грибы к себе в ведро, я разжёг костёр и сжёг на нём всю Мишину одежду, включая сапоги и корзинку. Потом углубил окоп, бросил туда тело, засыпал его пеплом и закидал землёй с бруствера. Получилась глубокая могила. Всё Миша, доигрался хуй на скрипке. Побродив ещё с пару часов по лесу, я вышел к какой-то железнодорожной платформе, с которой и вернулся в город.

На следующее утро масло опять пропало. Оставалась только Верочка. Неужели и она с ними? Слишком уж рьяно Миша её защищал, слишком рьяно. Ну что ж, я доведу дело до конца.

- Вы не видели Михаила? ? Верочка стояла в дверном проёме и была крайне испугана.
- Нет, а что случилось? ? я изобразил искреннее удивление.
- Его нет уже целую неделю, раньше такого не было.
- Может, напился где нибудь? ? я постарался ответить как можно более безразличным голосом.
- Мне кажется, что что-то произошло.
- Я не думаю, Михаил взрослый человек, пусть и с определёнными слабостями, но, на мой взгляд, он вполне адекватен.
- Знаете, мне очень страшно, наша квартира так быстро опустела, по ночам я не могу заснуть, лежу и дрожу от страха.
- Хотите, оставайтесь у меня.
В ту же ночь я её выебал?

После работы мы договорились встретится в метро, на станции Невский Проспект, её я выбрал не случайно, на ней всегда много народу, давка. Я предложил вместе сходить в Русский музей, посмотреть выставку ?Митьков?. Она с радостью согласилась. Видать подзаебали её медузы. Встретившись, мы радостно поцеловались, как счастливые влюблённые, я неторопливо повёл ей к краю платформы, в том самом месте, где поезд выныривает из тоннеля на станцию. Был час пик и мы пробирались с трудом. Я старался двигаться, чтобы не попадать в объектив камеры, прячась за более рослыми пассажирами. Наконец я остановился у самого края. Приближался момент истины. Перед моими глазами всплыл кусок масла, который я уже не мог съесть несколько недель. Скоро это закончится. Из тоннеля пошёл мощный поток воздуха. Я чуть-чуть отступил назад и в сторону, моё место тут же заняла какая-то тётка. Верочка непонимающе смотрела на меня. Я улыбнулся ей как можно ласковее. Она улыбнулась в ответ. Из тоннеля ударил яркий свет фар и в ту же секунду я незаметно, но сильно толкнул Верочку с платформы. Всё так же избегая смотреть в камеру слежения, я затерялся в толпе.

Утро. Я стою перед холодильником и смотрю на пустую маслёнку. Я стою уже пол часа. Я думаю. Позвонил на работу, сказал, что беру ?от отпуска?. Сослался на трагическую смерть соседки. Тут же припомнил вчерашние разговоры с милицией. Но всё это не давало ответа на главный вопрос - куда делось масло! Одевшись, я поехал в ближайший магазин, продававший аппаратуру для видео наблюдений. Человек без мимики рассказал мне, сколько нужно камер на мою квартиру. Я вернулся домой взял сберкнижку. Сняв все деньги, вернулся в магазин и оформил заказ. На следующий день бригада молодых обалдуев установила всю аппаратуру. Из своей комнаты я получил возможность контролировать всю кухню, коридор, и входную дверь. Вечером я положил масло в маслёнку, а сам сел за монитор и стал ждать. Естественно я уснул в кресле, так ни чего и не заметив. С утра маслёнка опять оказалась пустой. Тогда я начал просмотр записей камер наблюдения. То, что я увидел, лишило меня дара речи.

Где-то в три ночи из картины в коридоре вылезли бурлаки и на цыпочках прошли на кухню. Там, с помощью своей невьебенно длинной верёвки они накинули петлю на ручку холодильника, потом
впряглись точь в точь как на картине и открыли его. После чего, проявляя чудеса альпинизма, двое пиздёнышей добрались до маслёнки, открыли её и столкнули кусок масла вниз. Сжирали они его тут же. Наверное, были голодные.

Картину я сжёг в толчке. Предварительно вырезав каждого из бурлаков тупыми ножницами, потом сжёг и их, высыпав пепел в унитаз. Спустил воду. И лёг спать. Я знал, что, проснувшись завтра, я смогу позавтракать двумя бутербродами с маслом. И ни кто, ни когда, не сможет лишить меня этого удовольствия.
__________________
Вечность пахнет нефтью....
Napalm. вне форума  
Ответить с цитированием
Старый 13.01.2009, 15:15   #19 (permalink)
Команда СУМО
Очки: 3,845, Уровень: 39 Очки: 3,845, Уровень: 39 Очки: 3,845, Уровень: 39
Деятельность: 0% Деятельность: 0% Деятельность: 0%
 
Аватар для Collega
 
Регистрация: 01.07.2007
Адрес: Днепропетровск
Сообщений: 122
Получено благодарностей :
0 за это сообщение
6 Всего
Репутация: 28
че за хрень?
__________________
Девушка не хочет давать - она хочет, чтобы ее взяли.
Запись на тренинг СУМО
тел. 8 093 874 33 11 ICQ: 345256741 skype: oshulga
Олег Шульга Ищи меня вко нтакте
Collega вне форума  
Ответить с цитированием
Старый 13.01.2009, 15:31   #20 (permalink)
Победитель января
Очки: 27,338, Уровень: 97 Очки: 27,338, Уровень: 97 Очки: 27,338, Уровень: 97
Деятельность: 0% Деятельность: 0% Деятельность: 0%
 
Аватар для Ice_Angel
 
Регистрация: 22.12.2008
Адрес: лучший город на Днепре, правый берег
Сообщений: 3,070
Получено благодарностей :
0 за это сообщение
439 Всего
Репутация: 1412
нда! это ж сколько надо было скурить чтобы написать ЭТО! а Тарантино, наверное, слепил бы из этого мега блокбастер!
__________________
вы не боитесь темноты ? вы боитесь того что в ней.
вы не боитесь высоты ? вы боитесь упасть.
вы не боитесь людей вокруг вас ? вы боитесь быть отвергнутыми.
вы не боитесь любви ? вы боитесь, что вас не полюбят в ответ.
вы не боитесь попробовать ещё раз ? вы просто боитесь, что вам опять будет больно по той же причине.
Ice_Angel вне форума  
Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Trackbacks are Вкл.
Pingbacks are Вкл.
Refbacks are Вкл.


Часовой пояс GMT +3, время: 01:36.


Powered by vBulletin® Version 3.7.3
Copyright ©2000 - 2016, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58